мета-тэг

Форум "РазговорниК" - душевные беседы на различные жизненные темы за чашечкой кофе/чая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Наша Тема Дня

Сообщений 1 страница 30 из 217

1

Внимание - внимание!!!
Уважаемые форумчане!!
У нас тут родилась идея. Надеемся, вы ее поддержите!
Ввиду того, что компания у нас подобралась теплая, что мы умеем и любим делать маленькие виртуальные праздники, что любим вкусно "поесть" и сладко "выпить" на форуме, не забывая снабдить это маскарадом и танцами, предлагаем следующее:

1. Периодически объявлять на нашем форуме Тематические Дни.
Например, День Осенних луж, День борьбы с облаками из табачного дыма, День Кошек и котов и т.д....

2. В объявленные Дни желательно надевать подходящие маскарадные костюмы (авики).
    Повторяю, тут добровольно - от желания и возможностей.

3. В данной теме всячески обсуждать Тему дня, организовывать подходящие вечеринки (ну, это мы все      умеем, тут пояснять не надо..)

Итак, пробуем? ))

+1

2

Итак, сегодня объявлен ДЕНЬ СОБАК! )

+1

3

хорошая идея, ТМ. http://i037.radikal.ru/0804/49/d54d5405c23d.gif

0

4

*ушла переодеваться в милого пёсика..* )))

+1

5

ой... рычать штоли друг на дружку будем?

0

6

Galina написал(а):

ой... рычать штоли друг на дружку будем?

нееет! )) Обнюхиваться.. ))))

0

7

Немного "сказочной" истории о саобаках. )

В отличие от кота, сказочная собака - всегда положительная героиня. В сказках собака защищает, спасает или предсказывает события. Так, в «Морозко» и в вариации этого сказания «Девушка в колодце» собака во дворе предрекает, что падчерица, которую мачеха отправила в лес или в колодец на верную гибель, вернется цела и невредима, еще и с подарками. А злая дочь умрет.

Собака может быть так же одним из трех животных, которые помогают Ивану царевичу добыть иглу, в которой находится смерть Кощея Бессмертного.

Позитивные образы сказочных собак имеют объяснение. С древних времен эти животные верно служат человеку и охраняют его имущество. Когда-то они оберегали домашний скот от диких животных и поля посевов от косуль и коз. Отсюда берет начало мифический образ Семаргла – крылатого пса, охранителя посевов, бога корней, семян, ростков. Семаргл был частым спутником богов солнца и плодородия.

Собаки и коты многие тысячелетия живут рядом с людьми. Неудивительно, что люди всегда с интересом наблюдали за своими питомцами и "лепили" с них сказочные персонажи.

0

8

Аф - аф!

*ржу*

0

9

ТЁТЯ МОТЯ написал(а):

Обнюхиваться.. ))))

А как переводится надпись?

0

10

Шампанская
У тебя смешной авик такой! ))) На тебя похожий! )))
*вильнула хвостиком.*

Шампанская написал(а):

А как переводится надпись?

Второе слово - жизнь, кажется.. ) Надо сюда ВК заманить.. )) Он переведет.. )))

0

11

ТЁТЯ МОТЯ написал(а):

Шампанская
У тебя смешной авик такой! ))) На тебя похожий! )))

Знамо))

ТЁТЯ МОТЯ написал(а):

Надо сюда ВК заманить.. ))

Кстати, его нонешний аватар вполне вписыается в нашу сегодншнюю тему, а?

0

12

Шампанская написал(а):

вполне вписыается в нашу сегодншнюю тему, а?

однозначно! )))

0

13

Только он дикая собака... Динго)

0

14

Схема постройки будки! Вдруг кому пригодится? )))

увеличить

0

15

*посыпает на свою голову пепел*
Забыла в рассылке дать ссылку на эту тему...  http://i032.radikal.ru/0806/f0/a0485a52b20b.gif

0

16

ТЁТЯ МОТЯ написал(а):

нееет! )) Обнюхиваться.. ))))

*поморщила носик* не люблю запах мокрых собак . На улице погода, что хозяин собаку не выгонит... льёт третьи сутки...

Шампанская написал(а):

*посыпает на свою голову пепел*
Забыла в рассылке дать ссылку на эту тему...

Пошла проверять почту.
Хе-хе ... шо то твоя автоматическая рассылка меня игнорирует с определенного времени http://i028.radikal.ru/0803/39/204e4382f2f1.gif

0

17

Galina написал(а):

меня игнорирует с определенного времени

Меня тоже... (

0

18

Galina
ТЁТЯ МОТЯ
http://i014.radikal.ru/0803/ca/fee8c7e91cfd.gif 
Мне нормально доходит... У вас ящик на Мейл.ру? Мубб почему-то стал игнорировать Мейл.ру в последнее время(

0

19

Собака бывает кусачей
Только от жизни собачей
Только от жизни, от жизни собачей
Собака бывает кусачей.
Собака хватает зубами за пятку,
Собака съедает гражданку лошадку
И с ней гражданина кота,
Когда проживает собака - не в будке,
Когда у нее завывает в желудке
И каждому ясно, что эта собака круглая сирота.
Никто не хватает зубами за пятку,
Никто не съедает гражданку лошадку
И с ней гражданина кота,
Когда у собаки есть будка и миска,
Луна и в желудке сосиска.
И каждому ясно, что эта собака не круглая сирота.

Собака несчастная очень опасна,
Ведь ей не везет в этой жизни ужасно,
Ужасно, как ей не везет,
Поэтому лает она, как собака,
Поэтому злая она, как собака.
И каждому ясно, что эта собака всех без разбора грызет.
Прекрасна собака, сидящая в будке,
У ней расцветают в душе незабудки,
В желудке играет кларнет,
Но шутки с бродячей собакой бездомной
Опасны особенно полночью темной.
Вот самый огромный, вот самый собачий, огромный собачий секрет!

увеличить

0

20

Шампанская написал(а):

У вас ящик на Мейл.ру?

Да! )

0

21

ТЁТЯ МОТЯ написал(а):

Да! )

Тогда увы.. Можт, когда-нить "наверху" соизволят устранить это недоразумение в будущем...
Мои любимые фотки соб:

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

22

Шампанская написал(а):

Мои любимые фотки соб:

особенно вторая! ))
*рычит..*  ))))

0

23

Золотые искры утреннего света опустились на выпавший ночью первый снег и он засветился и засверкал мириадами маленьких вспышек, ослепляя все вокруг себя. Каждая снежинка была по-своему необыкновенна и прекрасна, издавала свой особенный чудный свет, завораживающий и притягивающий. Но недолго лежать этому великолепию. Через несколько часов проснувшийся город растопчет его в слякоть миллионами ног и автомобильных шин, размажет бурой грязью по тротуарам и площадям.

***

Трошка был обыкновенным бомжем, бродягой, каких много на улицах Москвы. Каждое утро выбирался он из подвала или сарая где бог сподобил его переночевать и шел просить подаяние или собирать бутылки на улице, таща за собой свой нехитрый скарб. Вместе с ним всегда можно было видеть Кузю – желто-серую собаку непонятной породы.
Трошка нашел Кузю несколько лет назад, когда, спасаясь от холода, забрел в подъезд жилого дома. Бродяга залез под лестницу и заснул там, завернувшись в одеяло, а наутро заметил, что рядом с ним примостился щенок, который сопел, свернувшись калачиком у него на груди. «Эх ты, дурилка! Ну что ж, если уж сам пришел, видно придется теперь вместе нам с тобой горевать», - подумал Трошка и взял собаку с собой. Когда он поднял Кузю на руки, вдруг заметил, что к его шее привязан какой-то маленький брелок.
«Гляди-ка медаль! А собака-то породистая! Может быть даже какой-нибудь редкой породы!» - бродяга разменял седьмой десяток и глаза у него были уже давно не те, он не смог разглядеть что было написано на ярлычке, и поэтому просто завернул его в платок и бережно положил в карман.
С тех пор Кузя повсюду сопровождал его. Он оказался неприхотливым и быстро привык к бродячей жизни. Трошка научил его разным командам и пес даже помогал бродяге собирать бутылки. Правда, часто он плутовал – вместо стеклянных из-под пива приносил пластиковые из-под газировки, которые не стоили ровным счетом ничего.
Трошка никогда не бил своего любимца, но что-то такое ему говорил, что собака поджимала хвост и удирала на поиски «правильной» бутылки. - Ну прямо бомж настоящий ни дать ни взять. Вы только гляньте как он бережно с тарой обращается, - шутили Трошкины друзья, такие же бездомные, как и он сам.

На это Трошка обижался: «Ну какой же он бомж! Он породистый! У него и медаль есть, если хотите знать! Мы с ним еще на выставках первые места будем брать!» И если спорщики не утихали, Трошка доставал из кармана свой носовой платок и медленно для эффекта разворачивал его, демонстрируя публике собачью «медаль». Однажды Кузя вечером не вернулся. И появился только на следующий день. Обрадовавшийся Трошка кинулся к своему любимцу, но заметил, что с собакой что-то не так.
Пёс понуро ковылял, заваливаясь налево. Трошка бросился к нему и ужаснулся: весь бок у пса был обварен – шерсть на нем почти полностью вылезла и торчала из покрасневшего мяса только редкими клочками.
«Господи, да кто же так тебя?» - закричал-засуетился Трошка, - «Что же это такое? Да как может это случиться?» Он подбежал к собаке и взял ее на руки. Видно Кузе было очень больно, потому что он заскулил. Но при этом не зарычал, а тихо лизнул хозяина в лицо, то ли утешая, то ли подбадривая его.
«Товарищ милиционер! А где здесь больница для зверей?» - кинулся Трошка к постовому. Тот пробормотал что-то сквозь зубы и уставился в землю, словно не замечая стоящего перед ним человека. «Ну где же?»-настаивал бродяга. Не дождавшись ответа, он обратился к первому попавшемуся прохожему, затем к другому. Наконец ему показали.
Трошка влетел в приёмную ветеринарной клиники, держа пса на руках. Люди, видя его, в грязных оборванных лохмотьях, в дырявых, давно сношенных ботинках и не раз штопаных штанах с выпуклыми коленками, держащего на руках изувеченную собаку, отшатывались в стороны, становились у стен, чтобы случайно не запачкаться, не замараться о него, а он никого не замечая, ворвался в кабинет хирурга. - Вот, смотрите, что с собакой!
-Да не суетитесь, гражданин, не суетитесь! Что случилось? – врач поднял глаза от бумаги.– Господи, да как вас…да как тебя вообще сюда пустили? Кто такой? – захрипел он вдруг.
-Погодите! Ну подождите же! Ну доктор! – начал униженно причитать Трошка. – Да это же не простая собака! Она не моя!
-А чья же?
- Ну я ее нашел в подъезде. Но она породистая, - начал он быстро уверять врача. – Вот такая породистая! Медаль у нее есть! Сейчас сами увидите! Секунду! Трошка достал из кармана медаль и показал ветеринару: «Вот! Смотрите!» Доктор несколько секунд изучал ее, затем внимательно посмотрел на Трошку и вдруг смягчился. «Ну ладно, сейчас я вашу собаку перевяжу. Спасем вашего медалиста». Он смазал Кузин бок каким-то лекарством, а потом перемотал бинтом.
«Только больше сюда ни ногой! Ясно?» Трошка кивнул.

Прошло несколько месяцев, а Кузя все никак не выздоравливал. Трошка отказывал себе во всем, но носил собаке лучшее из того, что мог достать.
- Леночка, дай беляшик? – упрашивал он знакомую ларечницу. – У меня ведь собака больная, ей мясо нужно. Ну ради Кузи, а? Ну что тебе стоит?
- Эх, нахлебник старый, небось сам ты беляши эти и уплетаешь, - говорила она, но все же не отказывала.
- Спасибо! Бог тебя не забудет! Вот увидишь, поправится пес, какие мы призы возьмем!
На международных выставках побеждать будем!
- Эх не трепался бы ты лучше… Какие там призы!- устало махала рукой женщина.
- Верно-верно! Возьмем! Доктор как медаль Кузькину увидел, так и сказал: буду породу спасать. И денег за лечение не взял!
С наступлением холодов Кузе стало только хуже. У него отказала задняя лапа и теперь он ходил спотыкаясь и прихрамывая. Но Трошка уже не мог показать его ветеринару.
Он и сам заболел. Его постоянно мучил сухой кашель, от которого не спасало даже самое лучшее одеяло, которое бродяга сшил когда-то из нескольких матрацев. Наверное, он мог бы пойти в приют для бездомных, но с собаками туда не пускали, а он боялся, что Кузя без него пропадет. Поэтому жил он где попало, чаще всего – под железнодорожной платформой. Той самой ночью, когда выпал первый снег, Трошке стало совсем плохо. Он вдруг резко дернулся во сне и рефлекторно изо всех сил прижал к себе собаку. Кузя взвизгнул от боли и отскочил в сторону. Но поняв, что хозяину плохо, вернулся к нему, обнюхал и стал лизать ему лицо.
Трошка не двигался, он уже еле-еле дышал. Кузя принялся бегать вокруг хозяина и отчаянно лаять. Случилось это в два часа ночи, на улице было безлюдно, но он все же наскочил на двух молодых ребят, в сильном подпитии возвращавшихся домой. Они попытались отогнать странного пса в грязных бинтах, покрытых засохшей кровью. Но он не отставал, а словно звал их куда-то. Внезапно пёс скрылся в темноте и вернулся, держа в зубах бутылку. Настоящую "чебурашку", за которую в любом пункте приема стеклотары дают не меньше пяти рублей. Он стоял перед ними, виляя хвостом и неестественно подпрыгивая на одной задней лапе.
- Так он фокусы умеет показывать! – засмеялись прохожие. – Але-Ап! Ну! Апорт! Фас! Тьфу ты.
Видя, что пёс не слушается, ребята махнули на него рукой и пошли дальше. А Кузя вернулся к своему хозяину. Наутро их нашли вместе – человека и собаку.
«Черт, опять эти бомжовские жмурики, да еще и псина дохлая, - бормотал санитар, поднимая труп. – И когда же этих бичей поселят, наконец, на необитаемом острове, чтобы они нормальным людям жить не мешали?» Из руки трупа вдруг выпало что-то блестящее.
- Что это? – спросила стоящая рядом медсестра. Санитар повертел металлическую пластинку в руке: - Да это брелок такой от джинсов.
Видишь вот тут мелкими буквами написано: «Левайс, США». -Он пригляделся:
Только это не Левайс и не США на самом деле. Они таких не делают. Фальшивка. Этого добра у вьетнамцев на рынке полно. Он безразлично выкинул пластинку и машина уехала.
Когда поднялось солнце и первый чистый снег заблестел ему навстречу, маленькая металлическая табличка засветилась еще одним огоньком на белоснежном одеяле, внося свою лепту в красочность нового дня. Она сверкала яркими неподдельными лучами и свет этот уходил далеко в небо, пропадая в облаках.

0

24

Всё.. Не вижу уже монитор из-за слез..

0

25

Лосепес
   Юрий Погуляй
   

Свернутый текст

   Давно за ними слежу. Дня три уже. Большой мне не нравится. Дурной запах. И тот, кто в странной шапке - тоже плохо пахнет.
   А вот маленькая с тряпкой на голове - хорошая. Она добрая. Я знаю.
   -Сержант, еще два перехода и будет развилка рек, - голос Второго. Я их так зову. Первый, Второй, Большой, Странная Шапка, Громкий, Маленькая с тряпкой, Большая... Десять и еще один. Всех перечислять скучно.
   -Хорошо... - говорит Странная Шапка
   -Я промок, гы! Любезно будет чаю попить! - это Громкий.
   -Только кофе осталось, чай уже скурили, - фыркает Лис. Он похож на лису. Мордой.
   Остальные молчат, сидят на больших, пестрых мешках. Дождь. Третий день идет. Плохо. Сыро.
   -Ты как? - Второй поворачивается к одной из самок.
   -Спина, - морщится та.
   По коже пробегается холодок. Другие рядом. Значит этим надо идти!
   Нетерпеливо оглядываюсь. Часа два еще можно ждать. Дальше нельзя.
   -Ладно, под рюкзаки, - устало командует Второй.
   Встают, помогают друг-другу надеть мешки. Идут.
   Следую за ними. Путаю следы. Другие плохие! Эти хорошие! И я не хочу, чтобы хорошим было плохо.
   Большой и Странная Шапка идут первыми. Они постоянно так ходят. Все три дня. Странные.
   Никогда таких здесь не видел. На лодках плавали, а по берегу никого...
   Дождь. Вновь дождь. Льет. Второй останавливается, достает ярко-желтый плащ. Рядом Лис, Громкий и Волосатый. Переодеваются.
   Остальные уже ушли.
   Быстрее. Не задерживайтесь! Другие рядом.
   
   Вроде зашагали. Хорошо. Следую за ними, путаю следы.
   Час спустя чую запах чужой реки. Развилка, как сказал Второй. Гиблое место...
   Место Других.
   -Сержант заболел, Урка, - тихо говорит Медвежонок. Поправляет стеклянные глаза.
   -Вижу... Встанем на дневку.
   Дневка? Замираю, скалю зубы... Другие рядом! Нельзя останавливаться!
   -Разбиваем лагерь, Илюха, Павел - давайте за дровами, Ник, помоги... - мешки сброшены. Люди устали.
   Вижу, что устали.
   
   Но Другие...
   
   Большой и Первый ставят дом из тряпок, Второй тоже... Странная Шапка с трудом пытается что-то вытащить из своего мешка. Первая уже рядом, помогает. Большая и Маленькая с Тряпкой достают еду. Волосатый разводит огонь.
   Другие приближаются!
   Тихонько скулю. Они хорошие, они не должны достаться Другим!
   Но...
   С тоской оглядываю людей. Нет, Другие точно их найдут... Место такое.
   Если только...
   
   Поворачиваюсь к югу, дождь все льет, дрожь колотит тело. Они придут оттуда. Надо перехватить!
   Бегу!
   
   Лес, ели, мох. Болото. А вот тут упал Второй и громко кричал. След четкий. Плохо, не удалось запутать.
   Канава. Здесь в воду уронили мешок Волосатого. Он тоже орал.
   Внутри тепло. Мне нравится, даже когда они ругаются...
   
   Березовый перелесок. Замираю. Меж деревьев снуют тени Других. Шустро они сегодня!
   Страшно. Другие - это другие...
   -Где они? - перед глазами появляется Кивач. Долговязый, с постоянно мотающейся головой. В старой, противнопахнущей одежде. Порох, кровь, смерть... Смердят его тряпки.
   Остальные полукругом собираются за спиной Кивача. Их я не знаю. Они - пустые.
   -Они мои... - говорю, смотрю в пустые глазницы долговязого.
   Другие гудят. Недовольны.
   -Стоп! - поднимает руки он, из дырявых рукавов сыпятся черви. - Почему?
   -Они мои! - рычу, чувствую, что меня трясет от страха, но рычу.
   Другие злятся. Один клацает зубами, трещит костями, переступает с ноги на ногу.
   -Нам нужна еда... - качает головой Кивач.
   -На каменной полосе! - скалюсь.
   -Это шоссе, - поправляет меня один из Других. Свежий. В руках ружье, половины черепа нет.
   -На каменной полосе, - повторяю.
   -Ты знаешь условия? - подбирается Кивач.
   -Знаю...
   -Тебе придется уйти с ними.
   -Знаю!
   Кивач разводит руками.
   -Хорошо, тогда договорились. Они твои...
   Другие рычат, недовольно смотрят на главаря. Но я знаю Кивача. Он сильнее всех.
   -А лес наш!
   -Лес, но не река, - напоминаю.
   -Да!
   
   Здесь все равно никого не бывает. Эти первые...
   -Уходим, - бросает Кивач. Другие повинуются, бредут на юг. А он стоит:
   -Мне будет не хватать тебя, Хранитель.
   Молчу, дрожу от холода. Дождь все льет. Ничего не спасает. Сейчас бы забиться под елку... Зарыться в хвою и согреться.
   -Зачем? - спрашивает Кивач.
   -Не знаю, - признаюсь.
   -Дурак ты, - хмыкает Другой и уходит. А я стою, смотрю ему вслед и скулю...
   Интересно, люди уже спят?
   Бегу назад.
   
   Нет, бодрствуют. Второй колотит по деревянной штуке с шестью прочными волосами, я такие видел. Те, что на лодках, тоже часто по ней били и громко кричали.
   Странной Шапки нет. В доме, наверное. Справа бродит Медвежонок. Он часто уходит от своих, помет у него необычный. С голубыми ошметками. Он их в шкуре носит.
   Волосатый лезет в тряпочный дом. Укладывается.
   Положив голову на лапы, наблюдаю, греюсь внутренним теплом. Они хорошие. Ругаются иногда, но любят друг-друга...
   Но что делать? Теперь я должен идти с ними. Другие оставляют добычу только когда им отдают часть леса. А это была моя!
   Мне хочется быть с ними, с людьми в странной пятнистой одежде. Я видел таких раньше. Охотники и копающие землю. Эти не такие. Они просто идут.
   Люди расходятся спать, а я тихо подкрадываюсь к тлеющему огню и греюсь. Облизываю миски. Еда...
   И весь следующий день прячусь от них в лесу. Надо выйти, но мне страшно. Прогонят! И тогда...
   Мотаю головой, вытряхивая проклятые мысли.
   
   А выйти надо...
   
   Но...
   
   Через день люди уходят дальше, а я следую за ними. Один раз встречаю Другого из шайки Кивача. У этого на голове дырявая каска с рожками. Грызет кору, воровато оглядывается пустыми глазницами. Отгоняю... По одному они не опасны.
   К вечеру выходим к каменной ленте. Люди радуются. Переодеваются. Усталые... Хорошие, улыбающиеся. Маленькая с Тряпкой бегает через полосу и машет рукой железным тележкам. Добрая...
   На краю леса вижу Кивача. Он дергано машет мне рукой. Почему-то знаю, что ему грустно...
   Мне тоже. Я хранитель леса, который отдал Другим. Но зато люди в странной одежде улыбаются...
   Идут по полосе, смеются, обгоняют друг-друга. Второй хромает, рядом с ним Первая. Маленькая с Тряпкой босиком скачет по камню. Он теплый, я знаю.
   Слежу за ними из чащи, иду вдоль полосы и не могу оторвать взгляда от Волосатого, Медвежонка, Лиса и Громкого. Они веселятся. Хорошо.
   -Стой! - шерсть дыбом, хвост поджать. - Ты чего тут делаешь?
   Поворачиваюсь. Хранитель Леса.
   -Привет, - говорю.
   -Твой Лес не тут, - рычит он мне.
   -У меня больше нет Леса...
   Он бросает взгляд на полосу.
   -Выбрал их?
   -Да...
   Хранитель долго молчит, наконец, едва шевелит хвостом:
   -Хорошие. Только Длинный мне не нравится...
   -Он не Длинный, его зовут Большой! А себя они зовут Лосями, - чувствую укол ревности.
   -Судьбы тебе, брат, - переступает с лапы на лапу Хранитель.
   -И тебе...
   
   Ухожу...
   -Выйди к ним, брат, - несется вдогонку.
   Боюсь...
   
   Но выхожу.
   На следующий день.
   
   Тут все время бегают железные коробки, они строят каменную ленту. Рычу на них, чувствую опасность. Надо прогнать.
   -Осторожнее, дурак! - крик Второго. В глазах страх. Я не дурак, я отогнал железную коробку. Она плохо пахнет. Из-за таких в лесу появляются Другие. Я знаю... Я видел!
   Осторожны. Странная Шапка и Первая меня боятся.
   Не бойтесь. Я просто хочу с вами...
   На очередном людском отдыхе Второй чешет мне бок.
   -Прогоните его, - говорит Странная Шапка. - Укусит.
   -Да ладно тебе, - отмахивается Второй. Улыбается.
   -Охотничья, наверное? - это Громкий. - Любезная псина.
   Отстраненно слушаю, наслаждаюсь. Подходит Медвежонок, тоже гладит. Я почти счастлив.
   -Кавказец с кем-то, - говорит Большой.
   -Надо прогнать... Я таких видел, они ластятся и ластятся, а потом за горло хватают, - говорит Странная Шапка.
   -Да ты посмотри на него, - Маленькая с Тряпкой склоняется надо мною и проводит рукой по голове. Мне приятно. - Он не такой.
   -Ангел дорог, - со значением говорит Второй.
   Мимо проносятся железные коробки, а я лежу и смотрю на них из-под полуопущенных век.
   -Надо прогнать, - убежденно повторяет Странная Шапка.
   -Успокойся, Сержант, - улыбается Первый. Он тоже хороший...
   Они все хорошие. Просто Большой и Странная Шапка боятся. А еще Первая. Но я ничего не сделаю.
   Идем дальше. Железные коробки все чаще, стараюсь отогнать их от людей.
   Второй и Первая нервничают, одергивают. Беспокоятся за меня. Глупые. Я же их хранитель, а не они.
   Сворачиваем с каменной полосы на песчаную. Иду впереди, проверяю дорогу, оборачиваюсь, смотрю на людей. Шагают, улыбаются, глядят на меня. Хорошие... Очень хорошие!
   Теперь я их хранитель. Не прогнали!
   
   Вновь дождь. А они все равно улыбаются. Странная Шапка на привале неуверенно гладит меня по спине. Виляю хвостом. Вот, видишь, я не укушу. Глаза Шапки светятся, но запах недоверия все еще есть...
   Дождь... Дождь...
   -Лосепес, - кричат сзади. Это Второй. Приятно. У меня никогда не было имени...
   -Лосепес, куда нам дальше? -смеются.
   Останавливаюсь, виляю хвостом, поджидаю.
   -Ну? - улыбается Второй, и поправляет мешок.
   Неуверенно иду направо.
   -Точно ангел дорог, - смеется Второй. Рядом Первая, улыбается.
   -Направо, так направо, как раз озеро рядом.
   Устали. Идут медленно, с трудом. И дождь, усиливающийся с каждым мигом.
   Мокро... И сыро... И голодно. Они дали мне немного мяса из железных банок. Это тихие, хорошие банки, не те, что на каменной полосе.
   Мало. Хочу есть...
   -Где будем вставать? - кричит Странная Шапка. Второй разводит руками. Люди собираются под елкой, пытаясь хоть так скрыться от ливня. Пристраиваюсь рядом, чувствую их тепло. Млею.
   Странная Шапка и Второй уходят. Остальные жмутся к дереву, улыбаются, шутят. Слушаю. Маленькая с Тряпкой гладит меня по голове...
   Мне больше ничего не надо. Только эти люди... Как же хорошо!
   Возвращаются Второй и Странная Шапка. Они тоже улыбаются. Сколько света...
   Идем за ними. Ложусь, голову на лапы, смотрю как Волосатый, Первый, Большой и Странная шапка растягивают большую тряпку. Под ней будет сухо. Я знаю. Я спал как-то под ней, дня два назад. Второй с топором уходит в лес, за ним идет Первый. Помочь, наверное.
   Лежу, смотрю на людей. Как же они устали!
   
   Вечер. Ливень все еще идет, а мне тепло у костра. Шерсть высохла. Впервые за последние несколько дней я полностью сухой!
   -На лосепса тоже готовьте! - кричит Странная Шапка. Он уже не боится.
   -Хрен ему, а не еда, - бурчит Большой. Хочется заплакать, но молчу, смотрю на Большую, что возится с железными коробками.
   -Готовлю-готовлю - говорит она.
   Почти плачу. Но теперь от счастья...
   
   Запах... Какой запах! Лежу, закрываю глаза и живу этим ароматом.
   -Кофе, дайте кофе! - говорит Первый. Второй уже сидит на земле, пьет, протягивает ему кружку (так вроде зовется). Волосатый бросает сучья в костер. Повсюду развешана одежда людей. Запах...
   Первая что-то рисует. Большая раскладывает еду. И мне тоже!
   Маленькая с Тряпкой подходит, у нее в руках что-то прозрачное, а в ней еда. Горячая, пахнущая! Вскакиваю, виляю хвостом.
   Еда!
   -Ешь, лосепес, - говорит Маленькая с Тряпкой. И я ем, глотаю, обжигаясь. Я счастлив.
   -Лосепес... - тихо произносит Маленькая.
   
   Я уже говорил, что я счастлив?
   
   Ночью из леса выходят Другие... Не Кивач. Местные.
   Идут к лагерю. Вскакиваю, рычу. Не пускаю. У костра спит Первый. Не знаю, почему он не пошел в домик.
   -Ты кто? - заговаривает вожак Других. У него не хватает руки.
   -Я их хранитель! - рычу, тихо, чтобы не разбудить. - Пошли отсюда!
   -Но...
   -Пшли отсюда!
   Другие неуверенно топчутся на месте, поглядывают на домики.
   -Но... - пытается сказать их вожак.
   Рычу, наступаю.
   Попятились... Слабая шайка. Кивач бы не отступил.
   Еще долго они ходят вокруг, но я начеку. Другие. Они забирают людей, превращают их в таких же. В плохих.
   Утром у лагеря появляется вожак.
   -Пшел! - рычу.
   -Они все равно умрут, - говорит он.
   Меня окатывает холодом.
   -Послезавтра, - просительно смотрит на меня.
   Врет? Другие чувствуют будущее... Но...
   -Врешь!
   -Поезд сойдет с рельс. Все погибнут! - убеждает меня он.
   -Поезд? - не понимаю.
   -Они поедут домой и разобьются.
   В душе тревога. Поедут домой?! А я?
   -Врешь!
   -Нет, хранитель, отдай их нам...
   -Уходи, - скалю зубы.
   Уходит.
   Возвращаюсь к домикам. Первый уже проснулся и в сторонке рубит дрова. Из домика выползает Второй. Улыбается, видя меня перед собой, морщится, отпихивая.
   -Лосепес, отстань...
   Высунув язык, сажусь. Склоняю голову.
   -Хорошая ты псина, лосепес, - качает головой Второй и идет к Первому.
   
   Поезд? Погибнут? Внутри червь страха. Быть не может!
   Первый и Второй возвращаются к костру, а за ними следуют Другие...
   Вскакиваю, лаю.
   -Эй! Свои! - кричит Первый. Второй удивленно оглядывается. А Другие убегают. Жаль, что люди их не видят. Или, как раз, хорошо?
   Других много. Особенно в этих лесах. Раньше люди убивали друг-друга, и не всех хоронили... Такие становились Другими...
   Поезд?
   Уедут?
   А я?!
   
   Тягостные мысли грызут нутро. Жуют сердце. Этого быть не может...
   
   Снова путь. Иду рядом со Вторым. Слушаю.
   -Блин, что будем с лосепсом делать? - говорит Странная Шапка. - Пропадет же.
   -Я бы взял к себе в деревню. В городе такой большой делать нечего... Одна пытка, - произносит Большой.
   -В поезд не пустят, - качает головой Второй.
   Останавливаюсь. Поезд?! Все-таки...
   Нет!
   -Блин, но надо что-то сделать...
   -Может в Петкяранте пристроим? Пес толковый, - с надеждой говорит Маленькая с Тряпкой.
   -Может... Надо было сразу прогнать, - вздыхает Странная Шапка. - Он бы к нам не привязался.
   Нет! Мысленно кричу я Шапке. Все правильно! Если б они меня прогнали...
   Я никогда бы не поел горячего из любящих рук...
   Я никогда бы не осмелился перечить чужим Другим...
   Я никогда бы...
   Никогда...
   
   -Не скули, лосепес, все хорошо, - говорит Второй.
   
   Поезд... Другие не врали! Но...
   Ничего не понимаю, не хочу понимать. Так нельзя. Они не должны умереть! Дорога исчезла, уступив паническим мыслям. Что делать?
   
   -Скоро пиво! - восклицает Странная Шапка. Ему восторженно вторят остальные. Они радуются.
   А впереди сонмища запахов. Город людей... Иду за Вторым, поскуливаю. Я никогда не был в таких местах. Тут много железных коробок, но они не опасны. Они ползают, а не бегают.
   Что делать?!
   
   У первых больших домов стоит Другой.
   -Завтра, - говорит он, указывает на Волосатого. - Завтра, - переводит руку на Большую.
   Опускаю голову, не хочу смотреть...
   -Завтра, - доносится до меня. Другой знает, что я его слышу, и упорно продолжает. - Завтра...
   Завтра...
   Завтра...
   Завтра...
   И еще три раза завтра.
   Погибнут все!
   -Ларек! - кричит Громкий.
   
   Лежу, смотрю на моих подопечных. Завтра... Что я могу сделать? Поезд. Я видел поезд. Большая железная коробка, очень громкая.
   Люди внутри сидят.
   Большая коробка убьет их?
   
   Они не должны залезть в коробку!
   
   -Привет! - голос вырывает меня из задумчивости. Хранитель... Но какой-то другой.
   Молчу.
   -Ты с ними? - кивает на людей.
   -Да, - хранитель - человек. Добрый, я вижу это.
   -Они погибнут в поезде, - с трудом произношу я.
   -Плохо...
   -Помоги! - неожиданно понимаю я. - Помоги, ты же можешь!
   -Как?! - удивляется он.
   -ЕДА! - кричит Второй и рвет на куски белое, вкусное. Волосатый с довольным видом что-то пьет.
   -Помоги пожалуйста, - смотрю на Лиса, хитро оглядывающего друзей. - Сделай так, чтобы они не сели в поезд.
   Хранитель молчит.
   -Ну?
   -Ты знаешь, что должен будешь сделать? - говорит.
   Знаю. Перестать быть хранителем. Вообще. У меня больше ничего не будет. Никогда... Услуга за услугу. Я должен буду отдать свою силу.
   -Знаешь? - повторяет он.
   -Да...
   -Готов?
   -Да!
   -Тогда помогу, - кивает хранитель.
   Еще день с ними. День счастья. За многие годы всего три дня...
   Виляю хвостом, нежусь под руками Маленькой с Тряпкой. Все хорошо... Еще один день!
   Идем по городу людей, отгоняю железные коробки.
   А мои притихли. Смотрят виновато.
   Я понимаю...
   
   Место, где стоят поезда, объявилось слишком быстро. Греясь на каменных ступенях, я лениво любуюсь моими людьми. Они будут жить.
   -Ближайший поезд только через шесть дней! - возмущается Второй. Остальные молчат.
   Хранитель сделал, что обещал. И завтра он придет за силой. Но это будет только завтра...
   -Есть выход, - неожиданно говорит Странная Шапка. - До Лодейного Поля, а оттуда на собаках! Поезд в семнадцать часов.
   -Пробуем, - соглашается Второй.
   Как же так? Хранитель же обещал...
   -Я не могу перепилить рельсы! - а вот и он. Сидит рядом, смотрит на Первую, задумчиво кусает губы.
   -Они не должны уехать сегодня!
   -Не удержим. Я большего сделать не могу!
   -Что же делать? - скулю я.
   -Не знаю.
   Молчим.
   -У нас есть место, где живут одинокие хранители... - говорит он.
   -И что?
   -Там хорошо...
   Я смотрю на то, как Большой позирует перед Первой сжимающей в руках какую-то штуку. Вспышка. Смех.
   -Уже хорошо не будет.
   -Может, и не погибнут? Я отменил два поезда, на которых они должны были уехать. Этот не могу. Но он им не подходил!
   -Другие знают...
   -От судьбы не уйдешь...
   
   С обреченностью жду этой минуты. И, наконец, она наступает. Люди берут свои мешки и молча заходят в большой дом. Каждый гладит меня на прощание и старается не смотреть в глаза. Скулю. Не могу... Я хочу с ними!
   -Прощай, лосепес, - говорит Большой.
   -Прощай, - шмыгает носом Маленькая с Тряпкой.
   -Прощай, - прячет глаза Волосатый.
   Последним уходит Второй, он закрывает передо мною дверь. Скулю, царапаюсь, пытаюсь открыть... Не могу!
   -Ушли, - хранитель рядом.
   Сажусь на каменную землю и с надеждой смотрю на дверь. Вдруг вернутся? Передумают?! Возьмут меня с... с... с собой?..
   Никого нет...
   -Пошли отсюда, - говорит Хранитель.
   -Нет, - огрызаюсь. Понимаю, не надо, но не могу иначе...
   Скулю...
   Хранитель молча стоит рядом.
   -Я не уберег их..., - горько говорю ему.
   -Не твоя вина. Судьба...
   -Не верю. Они хорошие. Так не должно быть.
   -Люди все хорошие... Но все умирают.
   Я задираю голову к небу и вою. Пронзительно, стараясь заглушить всю свою боль.
   -Потише! - одергивает меня хранитель. Люди вокруг отшатываются, смотрят испуганно.
   А я вою...
   
   И вою...
   
   И вою...
   
   А потом из дома выходит Большой...
   
   ***
   
   -Псину свою уберите! - ругается бабка, испуганно убирая сумки с прохода. - Блохастая, небось!
   -Не, она просто бешеная, - лениво говорит Илюха-Громкий. - Верно, лосепес.
   Собака поднимает голову и виляет хвостом.
   И в ее карих глазах царит счастье.
   Стучат колеса, ворчит подкупленная проводница.
   Поезд едет к Лодейном Полю...

0

26

отличная идея!!!
пошла менять авик...

0

27

Человек собаке друг
Это знают все вокруг
Понятно всем, как дважды-два,
Нет добрее существа
     
Припев:

Он не лает, не кусается,
На прохожих не бросается,
И на кошек - ноль внимания.
Вот это воспитание!
     
Лапу первым подает,
Волю нервам не дает
Еще никто не замечал,
Чтобы хоть раз он зарычал!
     
Припев.

http://s52.radikal.ru/i136/0810/3c/624287ea0885.jpg

0

28

Я очень рада, что вам пришлась по вкусу эта идея! )
А то переживала.. вдруг не приживется.. ))

0

29

:rofl: гафк

0

30

Meow написал(а):

гафк

Наш местный Котенок Гав!  :rofl:

0