мета-тэг

Форум "РазговорниК" - душевные беседы на различные жизненные темы за чашечкой кофе/чая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лиля Брик

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s014.radikal.ru/i328/1012/2b/b31031799bca.jpg
Есть женщины, которые околдовывают мужчин. Лиля Брик была именно такой женщиной. У Лили Брик были огромные карие глаза и ярко-рыжие волосы. В гимназии она отрезала себе косы – к ужасу родителей, к старости же, наоборот, заплела косу – к удивлению и восторгу почитателей.

Лиля безоговорочно подчиняла себе мужчин, с которыми связывала свою жизнь. Её избранники не смели с ней спорить, считаясь с ее вкусами в литературе и в искусстве. «Лиля всегда права», - говорил Маяковский.

В личности Лили Брик была одна загадка, тайна, которую она унесла с собой. Не в силах разгадать ее, люди выдумывают небылицы, а имя ее обрастает легендами. Знаменитые романы Лилии Юрьевны! Ее раскованное поведение, вольные взгляды порождали массу слухов и домыслов, которые передавались из уст в уста и помноженные на зависть оседали на страницах воспоминаний.

Если Лили нравился мужчина, и она хотела завести с ним роман, особого труда для нее это не составляло. Она была хороша собой, сексапильна, восхитительно одевалась, была независима. Что касалось моральных преград… «Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие это не понимают, - говорила она. – И разрешать ему то, что не разрешают ему дома. Например, курить или ездить куда вздумается. Остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье».

Ее не останавливало семейное положение «объекта» или его отношения с другими женщинами. Она хотела любить этого человека, проводить с ним время, путешествовать, но при этом… дружить с его женой. Маяковский заметил однажды: «Ты не женщина, ты - исключение». Ив Сен-Лоран, с которым была дружна Лиля Брик в старости, говорил, что «она никогда не произносила банальностей, у нее всегда был свой взгляд, и с нею всегда было интересно». Сен-Лоран утверждал, что есть женщины, которые живут вне моды. К ним он относил Катрин Денев, Марлен Дитрих и Лилю Брик…

0

2

Тайны роковых соблазнительниц - Лиля Брик

http://i040.radikal.ru/1012/d5/7488c5619061.jpg
Возлюбленная Маяковского. И многих-многих других мужчин. Ей прощалось все, в том числе и измены. Женщина, умевшая влюбить в себя до безумия…

Лиля Уриевна Каган родилась 11 ноября в 1891 году. Уже в отрочестве самоуверенная и независимая девушка стала привлекать внимание противоположного пола и имела массу поклонников. Родители пытались дать дочери приличное образование, но Лиля интересовалась совсем другими вещами. Куда интереснее были любовные признания, пылкие письма от воздыхателей, романтические встречи и расставания, нежели просиживать часами за учебниками и корпеть над тетрадками.

В четырнадцать лет рыжеволосая бестия влюбилась в семнадцатилетнего Осипа Брика, а в 1912 году вышла за него замуж. Эту любовь Лиля пронесла через всю свою жизнь. Ни один из ее возлюбленных не был ей так дорог как Осип. Но первая юношеская влюбленность Брика скоро прошла, и в последующие годы он тепло и по-родственному любил Лиличку, уже не питая к ней особой страсти. Возможно, по этой причине ей так хотелось истинных пламенных чувств именно от него.

В июле 1915 года сестра Лили - Эльза представила супругам Брик своего возлюбленного. С этого вечера Владимир Маяковский становится самым пылким, самым безумным поклонником Лили Брик. Поэт буквально атаковал молодую женщину своей необузданной страстью. Все свои произведения отныне он посвящает ей, своей музе. Однако около двух лет Лиля держит воздыхателя на расстоянии. Когда же, наконец, она сдалась, начинается странная жизнь "семьи втроем", неодобряемая ни обществом, ни тем более родственниками.

Но Лилю мало волновало общественное ханжеское мнение. Предпочитая в любви свободные отношения, она заводила романы, не обращая внимания даже на беснующегося от ревности влюбленного поэта. Именно о ней были написаны строки к Маяковскому:
"Эх, поэт, уж видно пробил час,
Что лишил поэзию рассудка.
Раньше муза вдохновляла Вас,
А теперь Вас вдохновляет проститутка!".

Впрочем, и сама Лиля никогда не позволяла себе ревновать открыто. Когда будучи в очередной раз отвергнутым, Маяковский заводил новый роман, она дружила со своими соперницами. Однако же внимательно следила за развивающимися отношениями и не позволяла легким романам перерасти в нечто более серьезное. Почуяв неладное, Лиля бестактно вмешивалась, без труда возрождая былую к ней страсть. Возлюбленные поэта знали о влиянии Лили Брик на Маяковского и опасались ее.

Приятной внешности, стильно одетая, умная, разносторонне развитая и острая на язычок. Она никогда не сомневалась в своих женских чарах. Аркадий Ваксберг про Брик как-то сказал: "Устоять перед ней так и не смог ни один мужчина, на которого Лиля обращала свой взор". Эта женщина знала, как обольстить и удержать рядом с собой желанного мужчину.

"Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают, - говорила она. - И разрешать ему то, что не разрешают дома, например, курить или ездить куда вздумается. Остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье".

После самоубийства Маяковского, Лиля Брик выходит замуж за Виталия Примакова. Но снова не расстается со своим первым бывшим мужем. И опять "любовь втроем". Леонид Зорин о ней пишет: "Лиля Юрьевна была яркой женщиной. Она никогда не была красивой, но неизменно была желанна. Ее греховность была ей к лицу, ее несомненная авантюрность сообщала ей терпкое обаяние".

Широкий круг общения, раскованное поведение, внутренняя свобода и невероятная сексапильность позволяли Лиле Брик на протяжении всей жизни наслаждаться популярностью среди мужчин. Ее последним мужем стал издатель Маяковского Василий Катанян.

В возрасте восьмидесяти шести лет Лиля неудачно упала и оказалась прикованной к постели. Этого соблазнительница вынести никак не могла и 4 августа 1978 года отравилась.

Источник: Subscribe.ru
http://s012.radikal.ru/i319/1012/ea/2b44aeaf867b.jpg

0

3

ТАКИЕ женщины появлялись во все времена и во все эпохи - при дворе ли императора или среди богемы, они тут же становились центром притяжения. Как кометы, они неслись по жизни, собирая в свой "хвост" поклонников - самых ярких, самых талантливых людей. И как кометы, они разрушали все на своем пути.

Такой кометой начала ХХ века стала Лиля Каган, которую мир знал как Лилю Брик. Ее обвиняли в гибели Маяковского, а сама она до последних дней носила на цепочке подаренное поэтом кольцо с гравировкой ее инициалов - Л.Ю.Б., которые складывались в бесконечное "ЛЮБЛЮ".
http://s008.radikal.ru/i305/1012/eb/bc2850fd961e.jpg
"Имя отца легендарной женщины: - Урия Александровича Кагана - можно найти не только в списке присяжных поверенных при Московской судебной палате :, но еще и в списке членов Литературно-художественного кружка, собиравшего в те годы "сливки" культурной элиты "второй" российской столицы" (А. Ваксберг). Он был известен, как теперь говорят, в качестве правозащитника, борца за права евреев. Он не пожелал принять православия и "добился всего,.. сумев одолеть все барьеры, которые российский закон воздвиг для иноверцев".

"Его жена, рижанка Елена Юльевна Берман, была дочерью хорошо образованных и богатых родителей, училась в Московской консерватории (для некрещеной еврейки попасть в эту святую святых тоже требовало немалых усилий), но профессионалом не стала:" (Ваксберг).

Маяковский, Раиса Кушнир, мать Лили Брик, Лиля Брик
http://i056.radikal.ru/1012/0e/e808170afdac.jpg

Лиля Каган, впоследствии Лиля Юрьевна (Уриевна) Брик родилась в 1891 г., ее сестра Эльза (будущая французская писательница Эльза Триоле и жена Луи Арагона) родилась на пять лет позже.

Еще в гимназии ходили слухи о Лилиных литературных способностях, хотя в действительности все сочинения за нее писал учитель словесности, видимо, отнюдь не бескорыстно.

Родители пытались учить свою дочь: сначала это был математический факультет Высших женских курсов, потом Московский архитектурный институт, какое-то время в Мюнхене она хотела стать скульптором. "Но учеба не могла заменить того, что было куда интересней: любовные приключения, пылкие клятвы, тайные свидания, разрывы и новые встречи" (Ваксберг).

Наиболее выдающимся "коленцем" в семействе, почему-то называемом "благородным", был "роман" с собственным дядей (когда "от греха подальше" ее отправили к бабушке в город Катовице). Родной дядя требовал "супружеского союза, благо, законы иудейской религии не содержали на этот счет никаких запретов".

Пришлось вернуть дочь домой и нанять ей учителя фортепиано, избавляться от ребенка которого ее отправили в провинцию к дальним родственникам. "Операция прошла не слишком удачно: Лиля навсегда лишилась возможности иметь детей, хотя и без этой беды к материнству никогда не стремилась. Ни тогда, ни потом". (Ваксберг).

Наконец, в 1912 г. московский раввин обвенчал Лилю и Осипа Брик к радости родителей, посчитавших, что это хороший гешефт - возможность "выдать замуж "беспутную" дочь за "дипломированного юриста:" Правда, родители жениха в восторге от женитьбы сына не были, зная "какой шлейф тянется" за молодой.

http://s007.radikal.ru/i302/1012/3f/2ebdeceefc87.jpg

Любовный треугольник

Лиле Юрьевне было 24 года, и она уже два года была замужем за Осипом Бриком. Эльзе Юрьевне было 17, и у нее был роман с Маяковским. Все в жизни этой четверки перевернулось в 1915 г., когда Эльза привела своего кавалера в петербургскую квартиру Бриков похвастаться - Маяковский прочитал еще неопубликованное "Облако в штанах".

В результате: Брик увлекся Маяковским, изучил его поэму, стал филологом и литератором. У Эльзы расстроился роман с Маяковским, хотя впоследствии она написала: "Только он дал мне познать всю полноту любви. Физической - тоже".

Печальным итогом 1917 г. для Эльзы после серии неудачных "романов" стала такая же невозможность иметь детей, как и у старшей сестры.

Но среди поклонников Эльзы появился член французской военной миссии в Москве Андре Триоле, за которого она вышла замуж во Франции, непонятным образом выехав с этой целью из Советской России. Эльза стала француженкой, затем вышла за великого Арагона, стала писательницей, еврокоммунисткой.

Сам Маяковский обзавелся настоящей трагической любовью поэта, отвечающую размаху его поэтического дара, а Лиля Брик ощутила масштаб любовной власти, которая соответствовала ее притязаниям.

Аркадий Ваксберг, автор книги "Лиля Брик", считает, что ближе всех к истине версия, высказанная Василием Катаняном (сыном последнего мужа Лили Брик): "Лиля любила только Осипа, который ее не любил; Маяковский - только Лилю, которая, увы, не любила его; и наконец, все трое не могли жить друг без друга".

http://s04.radikal.ru/i177/1012/e2/44a6e189f063.jpg
ЖИЗНЬ ВТРОЕМ

Ал. Михайлов считает, что где-то зимой или весной 1916 г. Осип, "уступив жену другому, но оставаясь законным супругом, избрал себе (и на всю оставшуюся жизнь, еще почти 30 лет!) роль:", которую Михайлов не может даже квалифицировать.

Сама Лиля признавалась, что до Маяковского у Бриков к литературе был пассивный интерес. Из дальнейшего будет видно, что возникший интерес к творчеству Маяковского у Бриков стал активно коммерческим.

Вот признание Лили об отношении к Осипу, "которое повергает в сложные раздумья" (цитируется по Михайлову): "Я любила, люблю и буду любить Осю больше чем брата, больше чем мужа, больше чем сына. Про такую любовь я не читала ни в каких стихах, ни в какой литературе... Эта любовь не мешала моей любви к Володе. Наоборот: возможно, что если бы не Ося, я любила бы Володю не так сильно. Я не могла не любить Володю, если его так любил Ося".

Эта ситуация в "семье" не вызывала радости ни у матери Лили, ни тем более в семье Маяковских. В марте 1919 "семья" переезжает в Москву и живет в маленькой комнате ("Двенадцать квадратных аршин жилья"), затем Маяковский получает комнату в Лубянском проезде, эта комната в коммунальной квартире стала его рабочим кабинетом.

Лето "семья" провела на подмосковной даче - в поселке Пушкино, где Маяковский целыми днями работал, а остальные два члена семьи загорали и весьма приятно проводили время.
В 1920 г. "семья" переехала в другую квартиру, где было уже две комнаты, здесь Маяковский проводил большую часть времени, "будучи гражданским мужем замужней (формально) Лили Юрьевны Брик..." (Ваксберг).

То, что Маяковский страдал от разного рода "увлечений" подруги, ничуть не волновало его "гражданскую" жену, которая говорила: "Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи". Добавим, что за хорошие стихи Маяковский получал хорошие деньги, что позволяло при этом еще лучше жить "семье".

Летом 1922 года у Лили Брик возникло новое увлечение. "Из текста поэмы "Про это" можно извлечь упоминание о "ревностях", проливающее свет на ситуацию. Но взгляд на это у нее и у Маяковского был неодинаков. "Законная" жена одного мужа и действительная (или, как говорят, гражданская) другого, Лиля Юрьевна в своем кругу исповедовала полную свободу от матримониальных обязательств" (Михайлов).

В конце 1922 года Маяковский с Лилей Брик по договоренности расстаются на два месяца, что привело к написанию поэм о любви "Про это" и "Люблю". Лиля же Брик, будучи сторонницей "свободной любви", продолжала жить беспечно и весело, "к концу жизни даже теряя представление о возрасте" (Михайлов).

"Лиля - с безупречно точным расчетом, совершенно сознательно, чего и сама впоследствии никогда не отрицала, - шла на это (заставляя Маяковского страдать. - В.Б.), побуждая его столь мучительным образом приковывать себя цепью к письменному столу". (Ваксберг). И это было вполне в духе семьи Бриков - надо было как можно лучше жить в это очень тяжелое для страны время.

В начале 1923 г. современники отмечали необычайный взлет лирического дарования Маяковского, "семья" же по-прежнему оставалась семьей, а поэт был ее кормильцем.

"Современники обоего пола отмечают, что Маяковский оставлял ощущение нравственной опрятности. Не выносил скабрезных анекдотов и таких же разговоров о женщинах. Он не был Дон-Жуаном в отношениях с женщинами. Для этой роли ему не хватало многого:" (Михайлов).

В 1926 г. Маяковский получает небольшую четырехкомнатную квартиру в Гендриковом переулке, куда вселились также и Брики, дружба с которыми "все время требовала материального подкрепления". И теперь Осип Брик, "нигде подолгу и серьезно не работавший, оказался нахлебником в "семье": бывший муж у второго бывшего мужа своей жены". (Михайлов).

1927 г. в жизни Маяковского и "семьи" характеризуется несколькими моментами:
1) постоянным участием в литературных собраниях в Гендриковом переулке Якова Сауловича Агранова, крупного работника ведомства Ягоды, потом ставшим заместителем наркома;
2) неожиданно возникшим председательством (вместо Маяковского) на собраниях Лефа Лили Брик;
3) высшей точкой признания Маяковского как поэта при жизни;
4) осознанием им необходимости определиться в личной жизни;
5) для Осипа Брика это был год закрепления отношений с Евгенией Соколовой (Жемчужиной) и работы в качестве сценариста;
6) для Лили Брик это был год завершения романа с Краснощековым и Кулешовым, а также год первой любовной неудачи с Пудовкиным.

Опасные для "семьи" случаи у Маяковского бывали. Стоило ему влюбиться в другую женщину, как это событие сразу же оценивалось Бриками с точки зрения возможного выхода поэта из "семьи". Если ситуация казалась критической, то принимались самые разнообразные методы для ликвидации опасности, вплоть до подключения родственного Брикам ВЧК-ОГПУ-НКВД.
Сама же Лиля, по словам А. Ваксберга, "никаких уз не признавала и каждый раз считала своим мужем того, кто был ей особо близок в данный момент". Отметим, что таковых было немало!

Некоторым казалось, что Маяковский очень богат. Видимо, это мнение основывалось на его необычайной щедрости. Когда у него были деньги, он угощал друзей, дарил подарки, давал деньги взаймы, помогал сестрам и матери, которой давал деньги ежемесячно.
И он был совершенно прав, когда писал: "Мне и рубля не накопили строчки..." ("Во весь голос"), ибо "семья" постоянно заботилась о том, чтобы побыстрее истратить полученные Маяковским деньги.

В этом плане особенно характерной была история с "автомобильчиком".

http://i022.radikal.ru/1012/ab/c6d87ee0873f.jpg

ДУХИ, ЧУЛКИ И "АВТОМОБИЛЬЧИК"

В конце октября 1924 года Маяковский отправился в Париж через Ригу и Берлин. Жизнь Маяковского в Париже находилась под присмотром сестры Лили - Эльзы, для Лили была куплена новая шубка, которая в дополнение к краснощековской "приятно обогатила Лилин гардероб" (Ваксберг). Кроме этого был заказан чемодан свиной кожи, куплены шляпки, духи, на очереди были и пижамки.

Но, как известно, "аппетит приходит во время еды", и вот при поездке Маяковского в Париж осенью 1928 г. Лиля пишет вдогонку письмо, напоминая: "ПРО МАШИНУ не забудь", - и перечисляет семь основных пунктов того, что надо было купить к машине.

Но сразу просьбу "семьи" Маяковский не мог исполнить, так как "навернулись знакомцы", а именно, Маяковский выехал в Ниццу для свидания со своей трехлетней дочерью и ее мамой - американкой Элли Джонс. После же возвращения из Ниццы Маяковский познакомился с Татьяной Алексеевной Яковлевой, уехавшей из России в 1925 году. Маяковский с первого взгляда влюбился в Татьяну, и в его стихотворениях после пятилетнего перерыва возобновилась любовная тема. Это "Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви" и "Письмо Татьяне Яковлевой", которое было опубликовано только в 1956 году.

"Владимир Владимирович не только влюбился в Татьяну, но он сразу же обнаружил свои намерения жениться на ней, увезти ее обратно в Россию. Стихи поэта вновь подымаются до самых высот утонченной лирики, "из зева звезд взвивается слово золоторожденной кометой' (Михайлов).

Об этом событии, естественно, сразу же пошли донесения Эльзы Триоле в Москву Лиле Брик, но сестры не сразу поняли, насколько это дело серьезно, понимание пришло после появления стихов Маяковского, посвященных не Лиле, это был тягчайший удар по самолюбию Лили и удар в будущем по ее благосостоянию.

Но не только Эльза информировала "семью" о парижских делах Маяковского. Был еще один человек - дипломат Захар Ильич Волович (для своих товарищей-чекистов известный как Вилянский или как Зоря для друзей), который поддерживал связь с Эльзой и регулярно переправлял Лиле французскую косметику.

Пока же из Москвы шли напоминания об автомобильчике. Вот какие "сувениры" заказывала Лиля Маяковскому из Парижа: "Рейтузы розовые 3 пары, рейтузы черные 3 пары, чулки дорогие, иначе быстро порвутся:Духи Rue de la Paix, пудра Hubigant и вообще много разных, которые Эля посоветует. Бусы, если еще в моде, зеленые. Платье пестрое, красивое, из крепжоржета, и еще одно, можно с большим вырезом для встречи Нового года".

И Маяковский предпринимает большие усилия в поисках заработка, а ведь деньги требовались немалые, делает все для удовлетворения очередного каприза "семьи".

Поэт вернулся в Москву 8 декабря, а вдогонку шли донесения из Парижа о его любовных делах, но получение "автомобильчика" и отдаленность соперницы несколько смягчали положение дел в "семье". Наверняка, доставка "автомобильчика" через границу не обошлась без помощи задушевного друга Лили Яни Агранова.

Автомобильная история имела продолжение - Лиля сбила маленькую девочку, дело обошлось без судебных последствий (здесь вспомним про Агранова), после чего Лиля ездила с шофером.
По возвращении Маяковского из Парижа состоялось его объяснение с Лилей, которая в это время имела очередной роман с киргизом Юсупом Абдрахмановым, но была ужасно обеспокоена желанием Маяковского жениться на Татьяне и привезти ее в Москву, о чем, естественно, был извещен и Яня Агранов.

"Сколь бы ни была обаятельна и привлекательна Лиля, как бы ни был умен и талантлив Осип, - все равно стержнем, душой и притягательным магнитом дома в Гендриковом был Маяковский. Любая его жена никакой "двусемейственности" не потерпела бы. Татьяна, чей психологический портрет Лиля тщательно изучила по рассказам самого Маяковского, по письмам Эльзы, по информации друзей дома, не потерпела бы вдвойне и втройне". (Ваксберг).

Даже попытка отвлечь Маяковского от Яковлевой знакомством с Норой Полонской (женой М. Яншина) и желание Маяковского жениться на ней после невозможности выехать в Париж и разрыва с Яковлевой не уменьшили опасность для "семьи" остаться без кормильца и поильца. В то же время литературное наследие Маяковского могло принести "семье" ощутимые финансовые выгоды. Здесь, как в классическом детективе, можно задать вопрос: "Кому была выгодна смерть Маяковского?".

В результате развернулась широкомасштабная кампания по травле Маяковского, а Брики отбыли в зарубежную командировку с целью ознакомления с культурной жизнью Европы. "И среди близких не нашлось человека, которому можно было доверить самое сокровенное. Потому - одиночество на миру, потому - депрессия". (Михайлов).

До сих пор остается загадкой смерть Маяковского, как будто специально подготовленная рядом жизненных обстоятельств, возможно, созданных усилиями дружественных Брикам "органов": провал спектаклей, травля в прессе, создание вокруг него вакуума в смысле человеческого общения. Эту ситуацию хорошо охарактеризовал М. Яншин: "Все, кто мог, лягал (его) копытом: Все лягали. И друзья, все, кто мог:рядом с ним не было ни одного человека. Вообще ни одного. Так вообще не бывает:" (А. Ваксберг).

На то, что акция против Маяковского была тщательно спланирована организационно и психологически, указывает тот факт, что после отъезда Бриков в Европу, в квартиру "семьи" переселился чекист Лев Эльберт (Сноб) и заменил Бриков в качестве ежедневного общества "осиротевшего" Маяковского.

Таким образом, складывается впечатление, что в результате полученной от Бриков и от чекистских "друзей" дома информации о желании Маяковского жениться на зарубежной девушке и, возможно, остаться после этого во Франции, были приняты все возможные чекистские меры по пресечению подобных намерений. Возможно, было решено, что мавр уже сделал свое дело и может спокойно уходить, оставшись классиком литературы и пожизненным кормильцем Бриков.

14 апреля 1930 года в 10:15 утра Маяковский покончил с собой, выстрелом в сердце из револьвера. Это произошло в Москве, в доме ? 3 по Лубянскому проезду, кв. ? 12. Очевидно, это было самоубийство. Однако, вопреки посмертной просьбе самого поэта 'В том, что умираю, не вините никого, и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил', высказывалась версия об убийстве. Дополнительные экспертизы и расследования каких-либо неоспоримых доказательств этой версии не обнаружили.

Маяковский оставил Лиле посмертное письмо (почему-то написанное за два дня до смерти!): "Товарищ правительство, моя семья - это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь - спасибо". Верная себе Лиля тут же позвонила Hope Полонской и попросила не приходить на похороны, чтобы "не отравлять своим присутствием последние минуты прощания с Володей его родным". Нора не пришла - в это время ее как раз вызвали к следователю...

На следующий день после похорон, 18 апреля 1930 года, Лиля попросила Нору зайти к ней. Актриса МХАТа Нора Полонская, жена Михаила Яншина, была последней любовницей Маяковского, с которой в свое время его свела сама Лиля, чтобы отвлечь от опасной соперницы Яковлевой. Нора чистосердечно рассказала Лиле и о романе с Маяковским, и о его последних днях.

...Стоило Лиле уехать, как Маяковский вдруг стал грубо требовать, чтобы Нора бросила Яншина и вышла за него замуж. Говорил, что ему невыносимо тяжело жить одному, что ему страшно. В тот роковой день, 14 апреля, он был почти невменяем. (Весной 1930 года депрессия Маяковского достигла пика, и он уже с трудом себя контролировал.) Видя его состояние, Нора пообещала после спектакля объясниться с мужем и переселиться к поэту в Лубянский проезд. Когда она ушла - раздался выстрел.

Всю свою долгую жизнь Лиля Юрьевна проклинала эту берлинскую поездку, повторяя, что если бы она была рядом, Маяковский остался бы жив.

Имя Вероники Полонской, упомянутое в предсмертном письме, забудется как случайное, а в истории рядом с именем великого поэта останется только она, Лиля Брик, его вечная любовь.

23 июля 1930 года вышло правительственное постановление о наследниках Маяковского. Ими были признаны Лиля Брик, мать и две его сестры. Каждой из них полагалась пенсия в 300 рублей, по тем временам немалая. Лиля также получила и половину авторских прав, другую половину поделили родные Маяковского. Признав за Лилей Брик все эти права, власти, по сути, признали факт ее двоемужия...

БРИКИ, КАГАНЫ И ЛУБЯНКА

В марте 1918 г. началась иностранная интервенция в Советскую Россию, что не помешало Эльзе Каган получить разрешение ЧК на выезд из страны для того, чтобы выйти замуж за вражеского (французского) офицера Андре Триоле.

А в 1920 г. Осип Брик получил удостоверение сотрудника ВЧК, куда с улицы людей не брали, а нужна была рекомендация какого-нибудь немаленького работника этой организации. Не случайно Сергею Есенину приписывали тогда такую эпиграмму:

Вы думаете, что Ося Брик -
Исследователь русского языка?
А на самом деле он шпик
И следователь ВЧК.

Отметим, что расстался Осип с ГПУ 31 декабря 1923 г. потому, что был "медлителен, ленив, неэффективен", но связей с Лубянкой не потерял.

Утверждают, что именно через Осипа оформили разрешение на выезд из страны для жены Пастернака Жозефины, его родителей и сестры Лидии.

Сама же Лиля Брик первый раз в советское время выехала за границу (в Латвию) за английской визой в октябре 1921 г. В Англии в это время оказалась и Эльза, успевшая к этому моменту расстаться с мужем.

У некоторых биографов Лили Брик сложилось впечатление, что она выезжала в Латвию по чекистским делам, а с ней одновременно уехал и дипломат-особоуполномоченный иностранного отдела ВЧК Эльберт, через которого при его частых поездках в Москву она и передавала письма Маяковскому. Основной призыв писем Маяковскому - "Жди меня! Не изменяй! Я ужасно боюсь этого". В Москве Лилю ожидала новая поэма "Люблю", ей посвященная.

Летом 1922 г. на даче в Пушкино Лиля познакомилась с еще одним дачником - Александром Михайловичем Краснощековым (Абрамом Моисеевичем Тобинсоном, или по другим данным, он именовался Фроим-Юдка Мовшев Краснощек), в это время бывшем заместителем наркома финансов, членом комиссии по изъятию церковных ценностей, т.е. "по грабежу имущества различных конфессий, прежде всего Русской православной церкви". (Ваксберг).

"Лиля Юрьевна письменно призналась Маяковскому, что не испытывает больше прежних чувств к нему:" (Михайлов).

Роман же Лили с Краснощековым прервался печальным образом: он, само собой, растратил крупные суммы государственных средств, вместе со своим братом Яковом устраивал совершенно дикие кутежи. В обвинительном заключении о "деятельности" братьев Краснощековых говорилось, что они "заказывали своим женам каракулевые и хорьковые шубы..." Но в это время жена Краснощекова находилась в Америке и на роль жены тогда могла претендовать только Лиля. "Но ее имя в судебных документах не упоминается. Компетентные органы щадили Лилю уже тогда". (Ваксберг).

Краснощекова освободили "по состоянию здоровья", но "вся Москва" "ломилась на премьеру спектакля", где Лиля Брик была выведена как Рита Керн, которая соблазнила директора банка и была представлена автором пьесы как исчадие зла.

Состоянию дел в "семье" был несколько позже посвящен памфлет, написанный первым французским послом в советской России Полем Мораном "Я жгу Москву". "Позднейшие исследователи объясняют антисемитскую направленность новеллы поразившим Морана обилием евреев среди советской верхушки..." (Ваксберг). Здесь Лиля была выведена как Василиса Абрамовна, а Осип, объединенный с Краснощековым, стал называться Бена Мойшевич.

Поездка Лили Брик в Англию и Германию была отложена до осени, а в это время в "салоне" Бриков появился новый человек, которого они ласково называли "Яня" - Агранов, подлинное имя которого было Яков Саулович Сорендзон, в то время следователь ВЧК. Жена Агранова впоследствии написала, что муж в то время возглавлял отдел, занимающийся надзором за интеллигенцией.

"При Дзержинском состоял кровавейший следователь ВЧК Яков Агранов, эпилептик с бабьим лицом...",- так характеризовал Роман Гуль ("Дзержинский", М., "Молодая Гвардия", 1992) человека, которого у Бриков ласково называли "Яня". И Роман Гуль продолжает: "Он убил многих известных общественных деятелей и замечательных русских ученых: проф. Тихвинского, проф. Волкова, проф. Лазаревского, Н.Н. Щепкина, братьев Астовых, К.К. Черносвитова, Н.А. Огородникова и многих других... Это же кровавое ничтожество является фактическим убийцей замечательного русского поэта Н.С. Гумилева".

При получении же нового заграничного паспорта Лиля Брик представила удостоверение ГПУ от 19 июля за ? 15073! (А. Ваксберг).

Многочисленные поездки за рубеж "семьи" в период, когда выехать из страны было чрезвычайно сложно, поездки, в которых они не испытывали стеснения в средствах к существованию, все это говорит о прочных связях Бриков с ОГПУ. Конечно, источником средств к безбедному существованию была поэтическая деятельность кормильца и поильца семьи В.В. Маяковского. В 1927 г. Маяковский написал целый ряд стихотворений, воспевающих чекистов, что странным образом совпадает с их нашествием в салон Лили Брик. Одно из стихотворений - "Солдаты Дзержинского" - было посвящено "Вал. М." - Валерию Михайловичу Горожанину. Считается, что именно он ввел Агранова в Лилин кружок. А. Ваксберг пишет: "Дружба всей семьи с Аграновым была на виду, и многие современники, в том числе и те, кто был близок к дому, не сомневались в характере его отношений с Лилей. В некоторых свидетельствах прямо употребляется слово "любовники".

Одним из завсегдатаев салона был и Михаил Сергеевич Горб (Моисей Савельевич Розман) - заместитель начальника иностранного отдела ОГПУ. О том, что все эти люди были друзьями Лили, говорит тот факт, что они не исчезли после смерти В.В. Маяковского из дома Бриков, про который Борис Пастернак сказал, что "квартира Бриков была, в сущности, отделением московской милиции".

После смерти Маяковского Лиля занимается подготовкой собрания сочинений поэта (несмотря на протесты его матери и сестер). Возникают сложности с публикацией, и она пишет письмо И. Сталину, в котором просит помочь в издании собрания сочинений. Именно на ее письме Сталин пишет: "Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и произведениям - преступление."

Слова вождя сомнению не подвергаются. Маяковский становится главным поэтом Советского Союза. (Сразу после ареста Примакова, Сталин, согласно легенде, сказал фразу "Не трогайте жену Маяковского", имея в виду Лилю Брик).

Впоследствии Лиля выходит замуж за командира 'червоного козачества' комкора Виталия Примакова, репрессированым в 1937 г. Позже за литературоведа Василия Катаняна, ставшим ее 'последним, четвертым мужем' (де-юре - третьим).

Лиля Брик занималась переводами, теоретическими трудами (например, о творчестве Ф. Достоевского), скульптурой (бюсты В. Маяковского, О. Брика, В. Катаняна, автопортрет хранятся в частных коллекциях). Ее домашний салон на Кутузовском в 1960-е гг. был заметным центром неофициальной культурной жизни. Поэт Андрей Вознесенский получил путевку в жизнь благодаря ей. У нее часто бывали Майя Плисецкая, Родион Щедрин и другие деятели культуры и искусства.

Лиля Брик покончила с собой 4 августа 1978 г. на даче в Переделкине, приняв смертельную дозу снотворного. Она решила, что своей физической беспомощностью (у нее был перелом шейки бедра) причиняет боль близким и обременяет их.

Прах Лили Брик согласно ее завещанию, был развеян где-то в Подмосковье. На том месте установили камень с надписью 'ЛЮБ'.
http://i030.radikal.ru/1012/d8/5eec03169a02.jpg

0

4

и несколько статей
Лиля Брик Роковая муза
http://gazeta.aif.ru/data/mags/superstar/111/pics/34_01_00.jpg
Инна Генс: «Лиля Брик дважды спасала Маяковского от самоубийства»
http://gazeta.aif.ru/data/mags/superstar/66/pics/32_01_00.jpg

0

5

Блин, написала большой пост, а комп глюкнул и все стерлось...
В общем, резюмируя прочитанное - Маяковский был дурак и сам в этом виноват, увы...
Про Лилю Брик читала и ранее, но не так подробно. Эта тема еще более убедила меня в негативном восприятии ее личности. Нет ничего, что меня бы приятно удивило или порадовал, или восхитило в ее биографии. Только наоборот.

0

6

Удивляют ли меня подобные рас-суждения?
Нет.. меня удивить пожалуй ничем не возможно. Посмеяться - это другое дело.
Если серьезно - чем старше становишься, тем больше понимаешься и осознаешь глубину отношений.
Поэтому повторюсь.... Шампанская, у тебя все еще впереди.

Лиличка

Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

0

7

Shtuchka написал(а):

Если серьезно - чем старше становишься, тем больше понимаешься и осознаешь глубину отношений.
Поэтому повторюсь.... Шампанская, у тебя все еще впереди.

Ты про "любовь" втроем? Паразитирующую, отравляющую, унижающую?
Читала в другом источнике, что Осип и Лилечка запирались в одной из комнат квартиры Маяковского, громко занимались сексом и смеялись, слушая, как за стенкой сходит с ума хозяин дома.
http://i019.radikal.ru/0803/f7/1c92a0304bd4.gif

0

8

Шампанская написал(а):

Ты про "любовь" втроем?

Да, любовь бывает разная... в том числе - "голубая", "розовая", "шведская" и т.д.
"Не судите, да не судимы будете".... тем более называть великого поэта дураком, после прочитанного только: Гы-гы-гы

0

9

Shtuchka
Я не сомневаюсь, что кто-то ловит кайф и стремится именно к таким отношениям, которые описаны в постах выше данной темы. Но эта любовь - не созидающая, а разрушающая человека изнутри. Но даже Маяковский - прозрел. Жаль только, что слишком поздно, т.к. уже было слишком поздно.

Shtuchka написал(а):

"Не судите, да не судимы будете"

Бха-ха-ха... Давай тогда с политиков и начнем следовать этому постулату. :)
Тогда количество политических постов на нашем форуме уменьшится вдвое, если не больше, от определенных участников)

Отредактировано Шампанская (Вс, 2 Янв 2011 20:13:05)

0

10

Шампанская написал(а):

Но даже Маяковский - прозрел. Жаль только, что слишком поздно, т.к. уже было слишком поздно.

думается мне, все не так просто...

Шампанская написал(а):

Давай тогда с политиков и начнем следовать этому постулату

Давай...
я начинаю: Мудье Судилкину - позор! Но, он - так пешка, не политик конечно. Про политика говорить  или - ну, его нах... и так уже всем до смерти надоел?
http://www.grani.ru/Politics/Russia/yukos/m.185027.html

0

11

Shtuchka написал(а):

я начинаю: Мудье Судилкину - позор!

Ты начинаешь и ты заканчиваешь.. Бо не судите и не судимы будете.

Shtuchka написал(а):

думается мне, все не так просто...

Человек зачастую  сам усложняет себе жизнь.

0

12

Shtuchka написал(а):

Может быть про "Статус любовница" говоришь?

Нет, про Маяковского)
Ну, где Лиля Брик - там и Маяковский, и наоборот.

0

13

часть сообщений перенесла в тему Владимир Владимирович Маяковский

0