Форум "РазговорниК" - душевные беседы на различные жизненные темы за чашечкой кофе/чая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



По настоятельной просьбе Шампанской) Эликсир счастья

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Ирка, как обычно, прискакала с опозданием. Запыхавшись и на ходу разматывая шарф, поведала, что на мосту снова пробка.
- Так я тебе и поверила,- сказала я.- Опять небось всю ночь с Шишковым кувыркалась.
Не ответив, она зашвырнула сумку и пальто в подсобку, погремела посудой и вышла с чашкой в руке.
- Даже позавтракать не успела,- пожаловалась она.- Он вчера днем из командировки вернулся – и сразу в постель. До полусмерти затрахал. Три пачки «резины» извел.
- Везет некоторым,- сказала я.
- А твой что же?- Ирка поставила чашку на стол, присела и включила компьютер.
- Мой-то?.. Да ничего...
- Ты сделала, как я советовала?
Я махнула рукой.
- И сверху, и раком, и на голове – все не то. Он выполняет мои просьбы, но как-то... понимаешь... чего-то не хватает.
- Он вообще старается тебе удовольствие доставить? А то знаю я таких. Был у меня один спортсмен. Самовлюбленный – ууу! Мачо, красавец, понимаешь ли. Зато трахались по его настоянию только в темноте, только в постели и только в миссионерской позе. Быстренько, как мышка, дело сделает – и на бочок, скотина. Зато с Шишковым уж я не расстанусь – н-е-ет! Такого у меня еще не было.
Я завистливо вздохнула. Мне уже в эротических кошмарах снились сексуальные похождения Ирки. Не знаю, конечно, насколько правда все то, что она мне рассказывает, но то, что на работу опаздывает, приходит вечно какая-то затраханная и счастливая – это факт. Не понимаю только одного – как на это чучело клюют, по ее словам, все эти мачо и красавцы? Непонятного бурого цвета волосы, вечно стиснутые в «хвост» и торчащие во все стороны. Невыщипанные брежневские брови вразлет. Нос картошкой, тонкие губы, ни грамма косметики. Ну ни в какое сравнение со мной не идет. И тем не менее она счастлива, а я сижу как дура без оргазмов.
Я вяло перебрала отчеты, счета и бланки заказов, ничего не сделала, отложила и стала раскладывать пасьянс.
Ирка хлебнула из чашки, резко крутнулась на стуле.
- Слушай, я тут на днях заказ сделала. Офигенную штуку сегодня привезут, ты должна ее попробовать!
- Что за штука?- без энтузиазма спросила я.
Ирка подмигнула.
- Оргазм, говорят, гарантирован. В сопроводительной бумажке написано: чудо века, исполняет ваше заветное желание, неограниченное количество оргазмов за ночь. Короче, мужик будет не нужен.
- Да ну, так не бывает,- сказала я.- Не придумали еще мужику замену.
- Придумали, придумали, ты только на наши полки взгляни.
Я машинально окинула взглядом ассортимент – тут были и латексные изделия для обоих полов, и резиново-пластиковые насадки, пробки, шарики, подручные средства – плетки, наручники, полная экипировка в виде кожаных костюмов с дырками где надо, шипованных ошейников, перчаток и прочего барахла. Сегодня должны были привезти пару резиновых мужиков, которые, как я знала достоверно, не приносят желаемого удовлетворения, и несколько десятков не менее резиновых баб, коих разметают за пару дней. Разве что, как в годы товародефицита, в очередь на получение не становятся.
Пасьянс не сложился, я открыла новый, и тут же зашел первый клиент.
- Здравствуйте,- робко обратился он ко мне.
Я подняла глаза – это был мужчина средних лет при галстуке, в солидном черном пиджаке, обтягивающем обширное чрево, и смотрел он сквозь меня, словно бы желая провалиться куда-нибудь от стыда. Я хмуро и нелюбезно уронила: «Здрассти». Чего с ним любезничать? Такие по утрам обычно не приходят, а уж если пришел, значит – по дороге на работу решил разведку боем провести. Ничего он не купит, скорее всего, разве что сувенирчик какой-нибудь бестолковый. Эти пузатые галстуки больше других стесняются свои желания вслух высказывать. Чаще всего сами не знают, зачем пришли. Дома, небось, семеро по лавкам сидят, фригидная жена в засаленном фартуке борщик варит, молодая любовница сосет из него бабло. А он, погрязший в бытовухе, ищет, значит, новых ощущений. Только признаться в этом боится и уходит ни с чем.
- Извините, у вас есть эти... как их...
Ирка с готовностью расплылась в любезной улыбочке и хозяйским жестом окинула полки.
- Посмотрите, может быть, то, что вы ищете, найдется здесь, но если нет, то можем предоставить прайс-лист. Если уж и в нем не найдется, то покажем каталог, и вы сделаете абсолютно конфиденциальный заказ.
Мужик посмотрел на нее, и его напряжение сразу спало. Он благодарно кивнул и пошел смотреть товары.
- Попроще мину,- шепнула мне Ирка,- тебя клиенты боятся.
Ну еще бы, куда мне до нее. Иркин простой деревенский вид у всех вызывает доверие, а мужиков вовсе пробивает на откровенность. Поборница естественной красоты, блин. Ну что в ней особенного, чего нет во мне? Вечно носится расхлябанная со своей писаной торбой размером три на четыре и с дурацкой бахромой. На столе у нее свинарник – немытые чашки, тарелка с объедками, крошки, окурки. И среди этого хлама важные документы, за которые хозяин головы обеим снесет. А у меня все аккуратно, ничего лишнего, только чашка с загодя всыпанным кофе томится.

0

2

- Ну что, выбрали что-нибудь?- участливо осведомилась Ирка у клиента.
- Нет, вы знаете, я не нашел здесь резиновых женщин,- смело выпалил тот.
- Минуточку, сейчас я покажу, что имеется в ассортименте.
- А можно посмотреть их в готовом виде?
- Конечно,- Ирка снова расплылась в улыбке и без тени недовольства понеслась надувать резиновых теток. Чего ради, спрашивается! Только чтобы потешить воображение очередного озабоченного шибздика. Все равно такие ничего не покупают. Видимо, я с плохо скрываемым пренебрежением смотрела на клиента, потому что он вдруг быстро пробормотал:
- Понимаете, у коллеги День Рождения, хочу сделать необычный подарок.
В ответ я пожала плечами, мол, знаем мы вас. Кажется, у него даже носки затрепетали от смущения. Ох уж эти закомплексованные денежные мешки.
Ирка возилась с ним около часа. Наконец он ткнул пальцем в русалку, расплатился и ушел, довольный. Я увидела в окно, как он сел в свою «Тойоту Камри», закинул на заднее сидение купленную коробку с русалкой и уехал.
- Ф-фу,- сказала Ирка и плюхнулась на стул.- Следующий – твой.
- Ага,- отозвалась я.- Видела, как он краснел? И чё они все вечно ведут себя как целки?
Ирка хихикнула.
- Просто каждому из них кажется, что таких фантазий, как у него, больше нет ни у кого, а потому на него будут смотреть как на ненормального. Но мы-то с тобой работаем здесь уже давно, насмотрелись многого, верно?
- Это точно,- согласилась я.- Помнишь того типа в балахоне? Моя аура черна, мою карму надо почистить, харизма, астрал, космос...
Ирка захохотала.
- И для всего этого,- промямлила она, смеясь,- ему понадобилась всего лишь резиновая целка!
Я тоже хохотнула, но тут же погрустнела, вспомнив свои собственные проблемы. Какая жестокая ирония судьбы – я работаю в секс-шопе и не могу устроить свою личную жизнь. Арсений, мой нынешний спутник жизни, полный пассив. Как в постели, так и в повседневной жизни. Никаких тебе приятных сюрпризов, романтических поездок, походов в ресторан. Ожидать от него решительных действий по меньшей мере безнадежно. То, что я пытаюсь как-то разнообразить нашу жизнь, в том числе сексуальную, по-моему, его совершенно не касается. Ну конечно, что ему – сунул-вынул и пошел! А я? А мои желания? А мои оргазмы?! Эх, надо было слушать маму и не спешить с переездом...
Да. А мама между тем давно сватает мне разнокалиберных женихов. Причем нисколько не заморачивается по поводу моих предпочтений. То рыжего жирдяя в веснушках притащит, то скромнягу-одуванчика, то деревенщину с жутким «гэканьем» и «шоканьем». И все они хотели, чтобы я немедленно начинала готовить им обеды и раболепно стирать стоячие носки. Мама, вышедшая замуж в тридцать три года, все трясется, что я останусь в девках, если немедленно не найду мужа. Причем существование Арсения она в расчет не берет. И продолжает делать попытки познакомить меня с сынками своих подружек.
- Ты чего, Жень?- спросила Ирка, глядя на меня со страхом.
- А что?
- Ты смотришь так, будто перед тобой привидение. Что-то случилось?
- Нет, ничего.
- Нет, что-то случилось, я же вижу,- продолжала настаивать она.
- Что ты докопалась?
- Жень, ну не расстраивайся, все будет хорошо,- сказала Ирка.- И оргазмы никуда от тебя не убегут.
- Все-то ты понимаешь,- буркнула я и посмотрела на Ирку. У нее были такие добрые всепонимающие карие глаза, что мне вдруг тоже захотелось пооткровенничать.
- Понимаешь,- сказала я, вздохнув,- уломала Сеньку все-таки. Честно попытался сделать. Неумело, осторожно, брезгливо как-то. И, конечно, ничего не получилось. Валялся у меня между ног, обслюнявил все бедра, посекундно выглядывал как фашист из-за бруствера с вопросом «ну как?». Это меня доконало. Вместо удовольствия получила только раздражение. Этот нахал еще попытался склонить меня к минету! Мол, дашь на дашь. Я ему – хрена с два, обругала и заснула, а теперь он вообще не делает никаких попыток к контакту. Я уже замучилась с ним. Что делать?- я сделала паузу и задумчиво протянула:- Кинуть его, что ли? Замена-то быстро найдется, а толк будет ли?
И я обреченно подперла щеку рукой.

0

3

Звякнул дверной колокольчик, и на пороге возникла бледная от штукатурки дамочка лет тридцати. Она важно огляделась и, не опуская задранного носа, с порога осведомилась:
- Это у вас мужчин по вызову заказать можно?
- Мы этим не занимаемся,- вежливо ответила Ирка, прежде чем я успела послать дамочку по известному адресу.
- Как же не занимаетесь? В объявлении вполне доходчиво сказано: заказ мужчин,- с достоинством сказала та.
- Наверное, вы не увидели слово «резиновых».
- Не было там этого слова.
- Вы ошибаетесь.
- Не ошибаюсь,- дамочка сняла перчатки и угрожающе двинулась к нам, на ходу доставая что-то из пакета.
Ирка попятилась – видимо, не только меня боятся люди, у меня есть по крайней мере одна товарка – вот эта гипсовая леди.
Посетительница достала газету, развернула на прилавке и ткнула в нее наманикюренным ногтем:
- Извольте прочесть и объяснить.
Мы склонились над газетой. «Интимный салон «Дива». Богатый ассортимент. Заказ мужчин и женщин. Быстро. Недорого. Конфиденциально». Мы тихонько посмеялись.
- Извините, здесь какое-то недоразумение,- сказала Ирка, давясь.- Наверное, в редакции пропустили слово «резиновых». Мы не публичный дом.
- Вы не хотите меня обслуживать!- заявила дамочка.- Дайте вашу жалобную книгу.
Мы переглянулись, Ирка весело мне подмигнула. Я неохотно встала, нашла в подсобке какую-то засаленную тетрадь и подала дамочке. Та без спроса взяла с моего стола ручку и принялась что-то негодующе вычерчивать. Ручка едва дышала и отказывалась писать. Дамочка несколько раз потрясла ее, наконец остервенела, швырнула обратно и, не прощаясь, величественно вышла. Как только захлопнулась дверь, мы прыснули.
- Кто давал объявление?- вытирая выступившие слезы, спросила Ирка.
Я пожала плечами.
- Точно не я.
Все еще хихикая, я подняла трубку телефона и набрала номер.
- Слушаю,- сказал Слава. Голос у него был приятный.
- Привет, это Женя,- сказала я и, нажав кнопку громкой связи, положила трубку.- Ты давал объявление?
- Какое объявление?
- Рекламное. В газету.
- Ну, я давал. А что?
- Текст вспомнить можешь? Дословно.
Слава помолчал, потом сказал «Нет».
- Тогда слушай.
Я зачитала объявление, и Ирка хихикнула, вспомнив, наверное, дамочку.
- Ну и что?- непонимающе спросил Слава.
- Как – что?- удивилась Ирка.- Слово «резиновых» пропущено!
- Ну и что?- тупо повторил хозяин.
- Ты понимаешь, как люди толкуют это объявление?- сказала Ирка.- А если проверка нагрянет?
- Ага, попробуй потом отвертеться, что ты не подкармливаешь проституток,- добавила я.- Это было во-первых. А во-вторых, просто бездарный текст. Все это предложение с «заказом» следует вычеркнуть.
- Ладно, разберемся,- сказал Слава, явно пребывая в замешательстве. Наверное, он там с кем-то общался и пытался разорваться сразу на два фронта.- Как вообще дела? Продажи есть уже?
- Угу, одну русалку сплавили в дальнее плавание.
- Замечательно, работайте, я заеду вечером.
И он отключился.
- Наверное, он еще спит,- предположила Ирка.
- А скорее всего трахается с какой-нибудь конфетой,- брякнула я.
- Может быть. Во всяком случае, надо как-то исправить ошибочку.
- Ну да, собери со всего города их тираж в двадцать тысяч и допиши слово «резиновых».
- С какой периодичностью эта газета выходит, не знаешь?
- Вероятно, еженедельник.
- А когда этот номер вышел?
- Откуда я знаю?- сказала я недовольно.
- Ладно, это дело хозяйское, пусть Слава разбирается,- Ирка схватила с полки пачку сигарет и поднялась.- Курить идешь?
Я помотала головой.
- Ах да, прости, я все время забываю,- и она, спрятав руки в рукава, выскочила наружу.
Я снова попробовала войти в Интернет. К моей огромной радости, он наконец заработал. Открыла электронную почту, бегло просмотрела сообщения – их было двенадцать штук. Среди спама и рассылок (когда я успела на них подписаться?)только одно письмо имело какой-то смысл. Вспомнился каламбур: одиночество – это когда даже с Новым Годом тебя поздравляют только роботы почтовых служб. Или: если даже спам не приходит на твой почтовый ящик, то это – одиночество. Хм.
На моем мониторе пробегали цветные строчки какого-то чата. Я не успевала не то что отвечать, но и прочесть адресованные мне сообщения. Впрочем, ничего кроме «привет, как дела?» пока еще не поступало. Что за скука! Сидят у мониторов такие же, как я, бездельники, получают зарплату за просиживание штанов, и ничем больше не интересуются, кроме чатов и порно-сайтов. Я набрала в поисковике «как получить оргазм», и на экране вывалился результат: несколько тысяч сайтов. Выбрала один, попала на какой-то секс-форум. Нда. Ну и темы. Ну и ники. Каждый день сотни сообщений от озабоченных подростков, закомплексованных уродов и несостоявшихся жен. Такое впечатление, что людям поговорить больше не о чем. Я, особо не мудрствуя, создала тему «Не могу получить оргазм» под ником Diva. И через пять минут пришли первые два сообщения.

0

4

Некий KoTiK писал: «Засунь себе что нибуть в жопу !!». Оригинально.
Ласковый_май сообщал, что может помочь мне в этом деле, если я дам ему свой домашний адрес.
Потом были сочувственные петиции неудовлетворенных дам, рассказывавших свои слезливые истории и способы достижения оргазма.
Я закрыла форум, поняв, что никакого толку от него не будет. И что все эти «доктора», обещавшие помочь с любыми проблемами,- просто замануха. Хотя, кто знает, может, и водились тут когда-то доктора, а потом мигрировали, увидев, какие извращенные или издевательские начались вопросы. Открыла чат. Закрыла чат. Общаться не с кем. Скучно.
Влетела Ирка, занеся с собой морозный воздух, и сходу плюхнулась на стул. Протянула мне пакет с салатами в пластиковых упаковках.
- Сигареты кончились, пришлось в магазин бежать, вот, заодно на обед взяла,- пояснила она.
Несколько минут царила тишина. Ирка сосредоточенно щелкала мышкой, я лениво раскладывала пасьянс. Потом звякнул дверной колокольчик, и в салон, радостно ухая, ввалилось черное запорошенное пальто.
- С первым снегом!- возвестило оно и сняло массивную шапку, под которой оказалась маленькая круглая лысая, как бильярдный шар, голова.
- А-а, Иван Иваныч!- воскликнула Ирка радушно.- Ну, что привезли?
Черное пальто приблизилось к прилавку, положило стопку каких-то бумаг и принялось дышать на покрасневшие ладони.
- Все, как и просили, Ирочка!- прохрипело оно и повернуло ко мне свой бильярдный шар.- А вас, барышня, простите, как по имени? Мы, кажется, не встречались. Вы новенькая?
- Нет,- буркнула я, глядя, как Ирка быстро и красиво расписывается на бумажках.
- Иван Иванович,- сказал посетитель, слегка поклонившись.
- Евгения,- ответила я.
- Оч-чень приятно, Женечка,- потерло руки пальто.- Хотите шоколадку?
- Нет, спасибо,- холодно ответила я.
- Снежная королева!- воскликнул Иван Иваныч.
Ирка отложила ручку и ухмыльнулась.
Дядька полез в карман, достал шоколадку и положил передо мной.
- Не выпендривайся, бери, когда дают,- подмигнул он и снова потер руки.- Ну что, Ирочка, загружаем?
- Да, конечно.
Иван Иванович выглянул за дверь и крикнул:
- Петька! Федор! Заноси!
В проем протиснулись двое хмурых парней в комбинезонах. Они затащили две картонные коробки и вышли.
- Так. Особых пожеланий не будет? В следующий раз привозим стандартный набор?
- Да, все как обычно,- сказала Ирка, выжидающе глядя на дядьку.
Тот засуетился.
- Так, четыре коробки,- он оглянулся на дверь (в нее протискивались парни со второй партией груза), сделал паузу и подмигнул Ирке,-...и одна коробчонка. Эксклюзивный товар. Только для постоянных заказчиков. Прошу.
С этими словами он вытащил из кармана небольшую шкатулку, аккуратно положил на прилавок и, забрав у Ирки бумаги, отступил.
- За сим разрешите откланяться.
- Спасибо, дорогой Иван Иваныч,- пропела Ирка.- А инструкция есть?
- Конечно, как не быть!- посетитель напялил шапку и приоткрыл дверь.- Ну, до встречи, загляну через недельку.
- Счастливо,- сказала Ирка.
- До свидания,- сказала я.
Черное пальто сделало ручкой и удалилось. За ним, сунув руки в карманы, протопали парни. Легкий сквознячок прошелся по полу и умер.
- Эксцентричный дядька, правда?- сказала Ирка.
- И правда снег,- сказала я.
Ирка, напевая что-то себе под нос, достала из шкатулки бумажку, пробежала ее глазами, потом удовлетворенно ухнула и потрясла в воздухе пакетик с двумя розовыми таблетками.
- Эликсир твоего счастья,- подмигнула она.
- Дай бумажку,- потребовала я. Ирка отдала мне инструкцию, и я углубилась в чтение. Показания к применению, фармацевтические свойства, состав... Побочные эффекты: не зарегистрировано. Непонятно, то ли препарат хороший, то ли настолько новый, что никому еще не довелось его попробовать.
- Как думаешь, эти таблетки кто-нибудь пробовал?- спросила я.
- Думаю, да. Проводятся же какие-то опыты, пробы...- отозвалась Ирка.
- Советуют принимать по половинке два раза в неделю натощак. Полный курс – месяц. То есть всего две таблетки. По-моему, ни одно лекарство не будет действовать, если его употреблять в таких мизерных количествах.
- А я бы так не сказала. Не спеши с выводами. Для начала слопай четверть, мало ли что. Видишь, написано: эффект длится от месяца до полугода.
- Может быть, на кошке попробовать?
- Изверг!
- А что? Не самой же травиться.
- Я пожалуюсь в Гринпис.
- Валяй.

0

5

Воцарилась тишина. Я повертела в руках пакетик, еще раз заглянула в инструкцию и со вздохом вскрыла упаковку. Разломила таблетку надвое, нерешительно сунула в рот одну половинку. Она оказалась приторно-сладкой на вкус, настолько сладкой, что мне показалось, будто язык мой прилип к небу. Не долго думая, я кинула в рот вторую половинку. Однако через несколько секунд сладость сошла, и я скривилась от горечи. Откуда-то из глубин организма пошел рвотный импульс, я вскочила и, забежав в туалет, сунула голову под кран. Холодная вода хлынула в рот, потекла по подбородку, за шиворот. Я отплевалась, машинально утерлась рукавом и посмотрела на зажатый в руке второй пакетик с таблеткой. Собралась было выбросить его в урну, но увидела в зеркале свое отражение и остановилась. Мне стало жаль себя. Такая красота – и даром пропадает. А если в инструкции написана правда, то мужское внимание мне гарантировано. И оргазмы. Я подбросила в руке таблетку, закинула ее в рот и быстро запила водой из пригоршни. Потом привела себя в порядок – расчесала волосы, снова стянула сзади заколкой, вытерла размазавшуюся тушь под глазами. И вышла в зал.
- Представляешь, что пишут в интернете – оказывается, женщины изменяют мужьям в полтора раза чаще, чем мужики женам!- воскликнула Ирка, услышав мои шаги.- На протяжении многих лет проводились всяческие исследования в этой области, и все это время тесты давали неверные результаты!
- Ага,- сказала я без энтузиазма, усаживаясь на свое место. Интересно, почему, как только возникает какая-то проблема, о которой пытаешься забыть, как все вокруг начинает напоминать о ней?
Потянуло сквозняком, и я подняла голову. Перед нами стояла легко одетая молодая женщина. Черные волосы распущены и припорошены, глаза сильно подведены. Губы пухлые, сочные,- будь я мужчиной, обкончалась бы на месте. От нее за километр разило сексуальностью и страстью к разврату. Такие не стесняются своих желаний. Весь ее вид говорил о том, что она сама себе хозяйка и привыкла выбирать. Она скользнула взглядом по полкам и кивнула нам:
- Здрассти.
- Добрый день,- сказали мы с Иркой одновременно.
- Какой уж там добрый! Мороз, снег, град, работать совсем не хочется, только бы в горячую ванну,- доверительно сообщила посетительница и сморщилась, будто что-то вспоминая.- Черт, ну надо же, опять забыла, как называется.
- Давайте мы подскажем,- предложила Ирка.
- Эта... как ее... смазка для анала. В синем таком тюбике.
- Знаю,- радостно сказала Ирка.- Секунду.
У дамы зазвонил телефон. Она чертыхнулась и, выгибаясь и морщась, полезла куда-то под свитер. Наконец справилась, вытащила телефончик. Я мысленно присвистнула – ну и аппаратик, нам так не жить.
- Слушаю! Да. Нет. Да... Сергей? Ну пусть тоже приходит. Да какая разница, к ночи эти пары десять раз партнерами поменяются!- она засмеялась.- Думаю, устроится, только пусть все приходят со своими презиками, а то я разорюсь.
Вышла Ирка, положила тюбик в пакет, выбила чек и подала клиентке. Та, прижимая трубку к уху, снова принялась выгибаться. Достала деньги, кинула на прилавок и, сжав в руке чек, пошла к выходу.
- Покупку забыли,- сказала я ей в спину.
Она вернулась, кивнула и, продолжая кокетничать с трубкой, забрала пакет. Мы с Иркой переглянулись и занялись своими делами.
Когда за посетительницей наконец закрылась дверь, я вздохнула с облегчением. Странная напряженность царила в воздухе, пока она находилась в салоне. Наверное, так показалось только мне, потому что Ирка как ни в чем не бывало раскладывала пасьянс. Эта черноволосая была как будто полной противоположностью мне – свободная, независимая, удовлетворенная и совершенно довольная сложившимся положением дел. Раскрепощенная походка человека, уверенного в себе на все сто процентов. Наверняка меняет мужиков как перчатки и вертит ими во все стороны. От такой мысли я внутренне сжалась, еще острее ощущая, как мне не хватает опытного активного мужчины и оргазмов.
Я украдкой взглянула на Ирку – сидит себе, мурлычит под нос, кофеек прихлебывает. Все вокруг счастливы, а я – нет. Ну за что, за что?!
...Такие мысли не покидали голову мою до самого вечера. Часов в семь приехал Слава, забрал выручку, проверил накладные. Не преминул ухватить меня за задницу и схлопотал пинок в колено. Все втроем мы вывалились из салона под козырек. Слава закрыл железную дверь, и мы протрусили к его машине.
- Кого куда?- осведомился он и принялся шарить в бардачке. При этом локоть его уперся мне между ног, и голова оказалась где-то в том же районе. Я напряглась.
- Как будто сам не знаешь,- донесся Иркин голос с заднего сиденья.
- Мало ли, может, вы решили сменить место дислокации,- был ответ.
Я нахохлилась и принялась пялиться в окно, ощутив вдруг приятное, но такое ненужное сейчас тепло в межножье. Слава наконец нашел искомое, захлопнул бардачок и вышел из моей интимной зоны.
- Блин, закончились,- сообщил он, смял пачку и швырнул назад.
- Эй, аккуратнее! Прямое попадание в лоб,- сказала Ирка.
- Сигарета есть?- обернулся Слава.
- Как не быть.

0

6

Между передними сиденьями с шуршанием протянулась пачка, Слава взял одну сигаретку и закурил. Несколько минут сидели в тишине, слушая мерное, едва различимое гудение заведенного двигателя. Я удобно привалилась головой к стеклу и наблюдала, как на капот падают снежинки. Снежинки тут же таяли и превращались в капли. Снаружи было совсем темно и очень мерзко.
Слава затушил сигарету в пепельнице, вырулил на проезжую часть и повез нас по домам. Хорошая у него была машина, красивая и плавная. И сам Слава ничего себе – высокий, широкоплечий, светловолосый и сероглазый. И ему очень идет его бордовый свитер. Я взглянула на его руки – вот они, руки настоящего мужчины. Жилистые и, видно, очень сильные. С какой ласковой неловкостью они должны сжимать женскую грудь... С какой настойчивостью эти руки проникли бы во все тайные местечки... Я поймала в зеркале заднего вида Иркин взгляд. Она подмигнула, и я отвела глаза, уставившись в Славкин профиль. Он вдруг произнес:
- Ты хочешь что-то спросить?
- Э... я?.. Э.. нет. А что?
- Ты так пристально наблюдаешь за мной.
- Слышь, глазастый,- вставила Ирка, тем самым избавив меня от мучительного поиска отмазки,- около супермаркета останови, будь добр.
Слава остановил.
- До понедельника, ребята,- крякнула Ирка, закопошившись.- Приятно провести выходные, Женечка,- пропела она, выбралась из машины и бодро потопала прочь, волоча шарф по грязи.
Да, последняя фраза прозвучала более чем двусмысленно.
Машина тронулась. А я слишком поздно заметила, что мы едем вовсе не в сторону моего дома.
- Куда ты меня везешь, Слава?- тупо спросила я и краем глаза заметила, что он усмехнулся.
- Не волнуйся, больно не сделаю,- ответил он.
Городские огни стали дальше и реже, и я уж было решила, что Слава везет меня за город. Но он резко вывернул руль, осветил фарами скудные кустики и причалил к подъезду какой-то многоэтажки.
- На выход,- скомандовал он, и я покорно выкарабкалась из машины.
Он взял меня под локоть и поволок за собой. Во дворе было темно, не горел ни один фонарь. В подъезде пахло сырой пылью. Как только закрылись двери лифта, мы принялись истово целоваться. Мы не отрывались друг от друга и на лестничной клетке, когда он нащупывал в кармане ключи. Я уже была готова отдаться ему прямо на грязном подоконнике, но он шепнул:
- Это неэстетично,- и, заведя меня в коридор своей квартиры, принялся раздевать, попутно слюнявя мою шею. Потом он завозился с расстегиванием моей кофты.- Господи, ты нарочно напялила столько шмоток?- срывающимся голосом процедил он. Я помогла ему с пуговицами.
- Зима же, холодно,- невпопад промямлила я.
Не зажигая света, он наконец стянул с меня лифчик и со сладострастным похрюкиванием впился в соски. Правой рукой он протирал мои джинсы между ног. Возбуждение мое достигло таких пределов, что я сделала то, чем никогда раньше себя не утруждала: принялась его раздевать. Слава взял меня на руки и отнес в комнату. При этом за нами оставался караван сбрасываемой на ходу одежды. До постели мы так и не добрались. Он посадил меня на симпатичный деревянный столик в центре залы и принялся ласкать языком все тело. Я затряслась от напряжения мышц и, видя, что он и сам уже возбужден до предела, дрожащим голосом попросила больше не медлить. Его движения были уверенны, он прекрасно знал, где нужно лизнуть и какое местечко погладить, чтобы доставить нестерпимое удовольствие. И я полностью отдалась в его опытные руки. Боже мой, как это было непохоже на унылый секс с Арсением!.. Одно движение бедрами – сладкая волна по телу, еще движение – еще волна, сплетение тел, столик трясется, оба в поту. Страсть, всплеск эмоций, бесподобная радость бытия!.. Неужели заветные желания и вправду реализуются материально, если очень захотеть?..
Столик жалобно хрустнул и завалился. Мы кончили.
Некоторое время, не в силах разлепиться, молча дышали друг другу в плечо.
Потом мы курили, лежа в мягком ковре. Слава поставил между нами пепельницу, которую смахнул со столика еще в самом начале.
- Скажи,- произнесла я задумчиво,- неужели это было написано у меня на лбу?
Он хмыкнул.
- Неудовлетворенную женщину видно за километр.- Он помолчал и сказал:- Твоя проблема в том, что ты позволяешь делать со своим телом что угодно, а сама не проявляешь инициативу.
Я оскорбилась, но не подала виду. Он имеет в виду минет? Так с какого перепугу я буду делать его первому встречному? То есть, конечно, Слава не первый встречный, он хозяин салона, в котором я работаю, но в смысле постели он – первый встречный... Не путать с первым встреченным. Первый встреченный мною в постели был Костя. Мне было пятнадцать, а ему девятнадцать, я думала, что влюбилась и если не пересплю с ним, то он меня бросит. И он меня все равно бросил, только потом долго названивал и пьяным голосом просил прийти к нему в гости, где он скучает с приятелями без женского общества. Я пропитала всю подушку горючими слезами, но скоро детская влюбленность была забыта, на смену ей пришла другая, третья, четвертая... А потом пришел Арсений. В вот уже два года я тягощусь его существованием. Потому как и тащить тяжело, и выбросить жалко.
Слава положил руку мне на грудь и принялся ее мять. Я раздражилась и сбросила руку.
- Никогда не запрещай мужчине играть с грудью,- наставительно сказал Слава. Его взгляд выжидательно блуждал по моему лицу.
- Ты что, ждешь от меня благодарности?- спросила я, мучимая какими-то смутными сомнениями.
Он почему-то захохотал. Я оскорбилась еще сильнее. Он махнул рукой и задавил окурок в пепельнице.
- Ну что, на второй заход?
Он поднялся, поднял меня, и я увидела, что его достоинство уже в боевой позиции. Теперь, не утруждаясь разогревом, он загнул меня раком и предпринял решительные действия.

0

7

Это был первый мужчина, сумевший доставить мне потрясающее удовлетворение. Причем не один, а целых пять раз. Я мысленно прокрутила ленты воспоминаний о постельных баталиях с Арсением, пытаясь постичь, в чем же состоит наша с ним ошибка. Похоже, мы оба безынициативны, тихий домашний секс с оргазмом только для одной стороны, то есть для него, и никакого накала страстей. Хм. А ведь Слава сумел с самого начала разогреть меня настолько, чтобы этого хватило на пол-ночи. Может быть, кинуть Арсения нафиг?.. Что это, в самом деле, за жизнь без оргазмов.
...Если вечером снег едва-едва срывался, то к утру он повалил в полную силу. Сон больше не шел. Вылазить из-под теплого одеяла совсем не хотелось. Слава хозяйничал на кухне. Лежа закутанной на мягком диване, я огляделась и ощутила странный дискомфорт. Что-то было не так. Это был не мой дом и не моя постель. Я все-таки нашла в себе силы отодраться от подушки. Чувствуя, как хрустят задеревеневшие мышцы, прошлась по комнате и собрала одежду. Сквозняка не было и вроде даже ковер был теплый, но по коже побежали холодные мурашки. Я быстро оделась и заглянула в кухню.
- Проснулась?- оглянулся Слава. Он был в одних трусах.- Садись завтракать. Извини, кофе в постель ношу только жене.
Меня как обухом по голове стукнуло.
- Жене?- переспросила я тупо.
- Ну да.
- Я не знала, что ты женат.
- Теперь знаешь.
- А где же она?
- Уехала с детьми к своей маме. В понедельник должна вернуться.
Я помолчала, медленно переваривая информацию. Потом упавшим голосом сказала:
- Если бы знала о ее существовании, ни за что бы не пошла с тобой.
- А куда бы делась,- ловко орудуя деревянной лопаткой, сказал Слава и закинул в рот кусочек чего-то жареного.
- Как это нечестно...
- По отношению к кому?- он посмотрел на меня с любопытством.
Я смешалась.
- Ты же не собиралась за меня замуж?- начал давить он.- У меня жена, у тебя этот твой, как его..?
- Сеня. Арсений,- машинально подсказала я.
- Во, Арсений. Так что все честно. А нашим половинам незачем знать о случившемся. К тому же никто не дает гарантии, что они не занимаются тем же за нашими спинами.
- Ну как же это?- беспомощно проговорила я.- Зачем жить вместе, если нет доверия?..
- Деточка,- ласково сказал он,- я вполне доверяю своей жене, и она мне доверяет. Но мы оба считаем, что никто ни от чего не застрахован. У нас на этот счет согласие по умолчанию. Ты вроде уже не маленькая, а живешь эмоциями вместо разума. И вообще, сама-то ты ночью чем занималась? И с кем?
- Это другая история. Не смешивай понятия,- возмущенно сказала я.- У нас с Арсением в отличие от вас есть проблемы в сексуальной жизни.
- Может быть, он так не считает. Ты его спрашивала? Может, он вполне доволен собой и вашим сексом. Ты же ему наверняка ни о чем не говоришь. Так что это у тебя проблемы, а не у вас.
Я задумчиво посмотрела на Славу. Он подмигнул и повернулся к плите. Вот в чем дело. Вот почему я чувствую дискомфорт. Мы никто друг другу. Может быть, у него с женой согласие, но не со мной. Мы просто чужие люди, волею случая и собственных желаний заброшенные в одну постель. Точнее, на один столик, а затем диван, но это не имеет значения. Хотя мне было очень хорошо с ним, это всего лишь временное наваждение. Утром чары рассеялись, и я увидела простого семейного человека со своими тараканами в голове.
- Ты отвезешь меня домой?- спросила я.
- Без проблем. Только позавтракаем.
- А прямо сейчас?
- Суббота. Ты куда-то спешишь?
- Да. Я спешу.
- Тогда вызови такси.
- У меня нет денег на такси.
- Я заплачу.
Я посмотрела на него. Он был уверен в себе. Он был уверен, что знает события завтрашнего дня наперед. Он был уверен, что сам владетель судьбы своей. У меня пошло отторжение к этому человеку, несмотря на все его ночные заслуги. И я спешила уйти, чтобы впоследствии все-таки иметь силы на общение с ним. Иначе мне просто придется уволиться и искать другую работу. Похоже, он просек мою мысль, взял трубку радиотелефона и вызвал такси сам. Вероятно, у него возникло то же самое ощущение. Стена отчужденности. Между нами никогда бы не возникли длительные любовные отношения.
Я наскоро умылась, собрала волосы в «хвост» и напялила пальто. Попыталась уйти по-тихому, но дверь не желала поддаваться моей воле.
- Слава, выпусти меня.
Он вышел из кухни, ладный, смуглый, бесконечно далекий и совершенно чужой. Я даже удивилась, как могло получиться, что я поддалась соблазну. Наверное, просто не осталось сил терпеть. Он открыл дверь и посторонился, пропуская меня.
- До встречи на работе,- пробормотала я, поспешив протиснуться мимо.
- Пока,- сказал он спокойно.
За ночь снегу намело столько, что я увязла в нем, как только спустилась с крыльца. До «девятки» с желтыми шашечками было рукой подать, но я добиралась минут пять. Водитель равнодушно курил, наблюдая, как я бреду в этой снежной пустыне. Усевшись наконец в машину, я умудрилась зацепиться за какой-то выступ и, неловко дернув полу пальто, чтобы высвободиться, разодрала подкладку. Нахохлившись и ощущая себя полной дурой, ждала, когда машина тронется.
- Ну?- хмуро и неприязненно бросил водитель.
- Что – ну?- резко ответила я.
- Баранки гну!- передразнил он.- Так и будем стоять? Куда ехать, адрес говори.
Я назвала адрес, досадуя на себя. «Девятка» рванула с места, ее тут же занесло, и мне показалось, что мы сейчас впишемся точнехонько в столб. Но водитель с прежним безучастным выражением лица выровнял машину и вырулил из дворов. Я выдохнула и немного расслабилась, но все равно мне казалось, что мы едем слишком быстро по заледеневшей дороге. Все переменилось со вчерашнего вечера: грязно-бурая земля, испещренная лужами, теперь сверкала белизной, лиловое небо посерело и сыпало крупными хлопьями, ветви деревьев отяжелели и пригнулись. В школьном дворе детвора успела сделать себе каток, перебрасывалась снежками и резвилась вовсю. И я заметила, что настроение мое улучшается. Ведь все не так плохо, как казалось депрессивным осенним вечером. Наверное, за это стоило бы поблагодарить Славу. Поблагодарю при первом удобном случае.
Я порыскала в сумочке, достала мобильный и набрала Арсения. Он долго не отвечал. Наконец гудки оборвались и послышалось сонное бормотание.
- Сеня, ты что, еще дрыхнешь?- спросила я без предисловий.
- А?.. Да...
- Я подъезжаю к дому, но у меня нет денег, возьми две сотни и выйди на крыльцо.
- Ага...
- Ты все понял, что я сказала?
- Угу.
- Через пять минут.
Конечно же, через пять минут на крыльце Сени не было. Его вообще дома не было. Денег в доме не было тоже. Я заняла у соседки две сотни и расплатилась с безучастным таксистом. Уже отходя от машины, услышала оклик и обернулась. Водитель стоял, оперевшись на открытую дверцу, и ждал, когда я вернусь.
- Что?- довольно неприязненно сказала я.
- Дай свой номер,- ровным тоном, не моргая, сказал он.
Я удивленно посмотрела на его лицо, по которому совершенно невозможно было определить его мысли и намерения. 
- Зачем?- тупо спросила я.
- Звонить буду.
- Я замужем.
- Меня это не смущает,- и он разразился какими-то булькающими звуками. Я с ужасом поняла, что это смех.
- Зато меня смущает!- возмущенно сказала я.
- Тогда свободна,- он снова напустил на себя выражение полнейшего безразличия, сел в машину и уехал.

0

8

Горя негодованием, я некоторе время стояла посреди дороги. Потом развернулась и поплелась домой. На ступеньках подъезда, запутавшись в собственных ногах, запнулась и с размаху плюхнулась в снег. И так удобно мне было сидеть в этом сугробе, что я откинулась назад и стала смотреть в серое небо, с которого сыпались мне на лицо снежинки и тут же таяли, оставляя неприятные мокрые следы. Почти как слезы, только пресные и холодные. Скоро задница стала подмерзать, но было так славно и удобно, что я была готова валяться до тех пор, пока не замерзну или пока какая-нибудь добрая душа не поможет подняться. Долго ждать не пришлось. Мимо проходил соседский старичок. Увидев меня, он подковылял поближе и навис надо мной, вглядываясь из-под кустистых бровей.
- Дочка, ты чего это тут?.. Али сломала чего?
- Ничего не сломала, Василь Петрович,- отозвалась я глухо.
- Ну так и вставай, обморозишься.
- Не могу, Василь Петрович.
Старичок задрал голову и неожиданно пронзительно завопил:
- Колька! Николай!
Где-то с грохотом распахнулось окно.
- Что, батя?- крикнули сверху густым басом.
- Спустись-ка!- и старичок повернулся ко мне:- Ты уж прости деда, сам не помогу. Щас сын спустится.
- Что, батя, орешь?- видимо, не расслышав, повторили сверху.
- Ой, не надо, Василь Петрович,- сказала я и принялась выбираться из сугроба. Старичок тут же подхватил меня под локоть и, хотя я почти не ощущала его поддержки, было все же приятно, что не перевелись еще сердобольные люди на этой планете безразличия. Отряхнувшись, я поблагодарила соседа, и вместе мы взошли на крыльцо. Василь Петрович не сводил с меня глаз и щурился, а потом возьми да и ляпни:
- А что, Женька, приходи вечером к нам чай пить, Николай мой рад будет.
Я и не сомневалась. Этот тупоголовый детина Колька уже второй год был в меня влюблен. Ему минуло тридцать три, а он до сих пор числился каким-то подсобным рабочим на мебельной фабрике. Василь Петрович, старичок в общем-то добрый, обо мне отзывался не очень-то лестно. По крайней мере, был против этой Колькиной тяги. Василь Петрович хотел видеть в доме тихую трудолюбивую пчелку, а я вовсе не отвечала его представлениям о жене для сына. Поэтому всегда запрещал Кольке со мной заговаривать. А вот теперь – нате! – сам зовет на чай.
- Нет, спасибо,- вежливо сказала я.- У меня Арсений, кормить надо, сами понимаете.
- Какая хозяйственная,- чуть ли не с восхищением сказал Василь Петрович.- Ну смотри, ежели чего, приходи, будем рады.
На том и разошлись.
В полусапожки набились снежные комья, там все хлюпало, и пальцев ног я не ощущала. Дома я поставила обувь под батарею и развесила промокшую одежду сушиться. Горячая ванна, полная пены с морскими солями, вернула меня к жизни и способности думать. И тут же пришел вопрос: где Арсений? Мне это как-то не приходило в голову, пока я валялась в сугробе. Самые гадкие мысли и подозрения я мгновенно отмела. В конце концов, если он где-то загулял, то мы квиты. Но почему же не позвонил, не предупредил, что задержится? Почему не соврал, что работает? В чьей постели он нежился, когда его разбудил мой звонок?
Полежав еще некоторое время в горячей воде, я почувствовала, что раскисаю. По телу медленно расплывалась нега, было потрясающе приятно ощущать, как вода мягко обволакивает тело. Я шевельнулась, провела рукой по животу, дотронулась до лобка, и тут... Господи! Волна наслаждения пронзила все мое существо, прокатившись с низа живота в мозг и обратно. Перед мысленным взором встала картинка – я и Слава, мы слились в экстазе. Несколько секунд длилось это наваждение, сопровождающееся какими-то слабо-приятными конвульсиями и учащенным сердцебиением, а потом все утихло. Меня накрыло спокойствие и умиротворение. В полном недоумении я открыла глаза и уставилась в потолок. Что это было?..
Не успев как следует поразмыслить, я услышала шум в прихожей. Что-то упало и с грохотом покатилось по полу. Тяжелые шаги протопали в комнаты, затем обратно.
- Жека, ты дома?- крикнул мой Арсений, и шаги остановились перед ванной. Он заколотил в дверь.- Ты здесь?
Я приподнялась, откинула защелку, и он ворвался внутрь.
- Ого,- уронил он, увидев меня.
Растрепанные светлые волосы делали его похожим на только-только оперившегося птенца. Розовые с мороза щеки – на матрешку. Эдакий гибрид. Мой мутант.
- Ты звонила утром?- спросил он, не отводя глаз.
- Звонила,- сказала я.
- Я все думаю, приснилось мне или нет. Какие-то деньги... две сотни... что ты хотела?
- Чтобы ты вышел заплатить за такси,- сказала я.
- А,- сказал он и принялся раздеваться.
- Ты где был? 
- Я...это...с Шуриком. Мы кальян того...
- Кальян того,- передразнила я.- А предупредить не мог?
- У тебя сотовый был выключен,- он стянул штанину и запрыгал на одной ноге.- А потом я накурился и...
- Ты дома не ночевал,- констатировала я.
- Ну прости, я был не дееспособен. И потом, как бы ты отреагировала, заявись я домой в таком виде посреди ночи?- и он попытался залезть ко мне в ванну.
- Куда лезешь?- Я остановила его.- Уйди.
Он опешил.
Я невозмутимо закуталась в полотенце и вышла. Растерянный Арсений позволил мне беспрепятственно пройти. На кухне я поставила чайник греться и присела на табурет, слушая уютный свист и глядя в окно. С высоты девятого этажа было видно только пустоту серого неба. На подоконник намело, к стеклу липли снежинки. Кружились и кружились... В прихожей хлопнула дверь. Арсений куда-то убежал. Я не поверила ни единому его слову, он врал, глаза всегда выдавали его, когда он врал. Наверное, мы все-таки квиты. Плакать или смеяться?
Я уже догадалась, что наитие, посетившее меня десять минут назад, было не что иное, как действие волшебной таблетки. Теперь стоило хорошенько поразмыслить и взвесить все «за» и «против». Хорошо, я могу легко получить оргазм, даже без мужика, в этом я твердо убедилась. Встает вопрос: на сколько времени хватит действия «эликсира счастья»? Неделя? Две? Месяц? Да, в инструкции по применению указано, что действует таблетка от месяца до полугода, но это в том случае, если выдержать курс – по половинке два раза в неделю, а я слопала все сразу. Интересно, от этого что-то изменится? Будет ли действие другим? Может ли это быть опасно?.. Ой, что за мысли, конечно, не может – во-первых, состав почти целиком травяной, во-вторых, желудок в порядке, хотя прошло уже достаточно времени, чтобы проявились признаки отравления, а в-третьих, я чувствую себя офигительно! Кажется, еще никогда мое тело не было таким легким, почти невесомым! Может быть, у меня выросли крылья?!

0

9

Я подлетела к зеркалу и принялась крутиться вокруг себя. Крыльев, конечно, не было, но я была само совершенство. Какие изгибы тела, какое мягкое свечение исходит из моих глаз! Потрясающий эффект. Я решила, что обязательно посоветую эту штуку Ирке. Как бы счастлива она ни была, вряд ли она сможет получить такое удовлетворение от своего Шишкова. Это нечто!
Я бросила взгляд на часы – было начало второго. Я обещала маме прийти к ней в субботу на пирожки, самое время собираться. Пускай порадуется на меня.
Напевая себе под нос, я надела свой любимый наряд, быстро заштриховала лицо легким макияжем и сунула ноги в меховые сапоги. Накинула пальто, поправила волосы и, заперев дверь, сбежала вниз. Около подъезда в снегу сосредоточенно копалась собака. Я тихонько свистнула, и пес с радостными виляниями кинулся ко мне. Я чуть отшатнулась – нет, не от испуга, просто этот рыжий был так огромен, что запросто мог свалить меня с ног. Я вышла на многолюдную улицу. Здесь было не так красиво, как во дворах – растоптанный сотнями ног, снег слежался и превратился в жидкую бурую кашу, машины раскатали дорогу, кое-где проглядывал асфальт. Я легко перескакивала через лужицы и замечала, что мужчины провожают меня глазами. Когда я остановилась, намереваясь перейти дорогу, ко мне подошел какой-то гражданин в засаленной куртке. Я окинула его презрительным взглядом. Лет ему было не больше двадцати двух. Парень долго смотрел на мой профиль. Наконец я не выдержала:
- Вы что-то хотите спросить?
Парень осклабился, вытащил одну руку из кармана, пригладил челку.
- Да нет, не то чтобы...
- А нафиг вылупился?
Он нерешительно хохотнул, покачал головой.
- А ты нахалка.
- Не большая нахалка, чем ты.
Зажегся зеленый свет для пешеходов, и я ступила на дорогу. Но в тот же миг я почувствовала: что-то не так. Меня быстро притянули назад, и мимо, окатив меня грязью, тут же промчался автомобиль. Я ошалело посмотрела ему вслед. Парень держал меня за шиворот, как нашкодившего котенка, потом медленно разжал пальцы и подтолкнул в спину:
- Теперь можно.
Я забыла сказать «спасибо». Быстро перебежала дорогу и, ощущая себя идиоткой, подняла повыше ворот, чтобы не видеть обращенных ко мне лиц. А их становилось все больше. Я встревоженно огляделась – за мной топали несколько мужиков кавказской наружности и трусил рядом рыжий пес. Куда-то подевались мои крылья. Я почувствовала нарастание невольной расслабленности в теле, которая овладевала мной все сильнее при каждом шаге. В низу живота прокатилась знакомая волна, и я с ужасом представила, как будет выглядеть этот такой ненужный сейчас оргазм на многолюдной улице. Представила, но ничего не могла поделать. И оно свершилось. Я остановилась, закатила глаза и невольно застонала. На мгновение улица с ее домами, машинами и людьми провалилась в пустоту, а затем всплыла вновь. Я обнаружила, что сижу, привалившись спиной к стене какого-то здания. Рядом, выдыхая пар, сидел Рыжий. Я затравленно огляделась – какие-то малолетки тыкали в мою сторону пальцами и громко ржали. Надо мной склонилось участливое бородатое лицо:
- Девушка, вам помочь?
Я вскочила и, не ответив, помчалась к маминому дому. Через две минуты я снова почувствовала нарастание возбуждения. И, остановившись за углом, чуть не плача, приготовилась к очередному позору. Но ничего не произошло. Волна, не начавшись, медленно угасла. И тогда до меня дошло, что ее вызывает. Трение. Я шла, мои трусики незаметно терлись об нежную кожу, что и вызывало приятные ощущения, затем волну блаженства и в конце концов взрыв. Господи, это же надо представить, насколько эти чертовы таблетки повысили чувствительность моего тела!..
Стараясь двигаться медленно и поминутно останавливаясь, я наконец добрела до маминой квартиры. Остановилась, тяжело дыша, и подумала, что обратно уж точно мне не добраться. Останусь, наверное, на ночевку у мамы, а там посмотрим. Я нажала на кнопку звонка, и дверь тут же распахнулась, как будто мама сидела у двери и только и ждала, что я позвоню.
- Женечка!- воскликнула она, облобызала мои щеки и потащила меня на кухню. На ней было дурацкое розовое платье и испачканный в муке передник. Видимо, она ждала в гости не только меня. Господи, пожалуйста, только не сынок очередной знакомой!..
- Возьми вон ту штуку и взбивай тесто,- распорядилась мама.- Да аккуратнее взбивай, а то как всегда по всему столу раскидаешь.
Я не посмела ослушаться.
- Ну, рассказывай, как дела,- сказала мама.- Как работа?
- Отличная работа,- уныло отозвалась я. Даже крылья уже не вдохновляли меня. Слишком утомительно было каждые пять минут гасить возрастающее возбуждение.
- Зарплату еще не повысили?
- Нет.
- Вот сволочи! Что ж за люди такие! За твои крохи с этой гадостью работать. Пора тебе менять работу. Пора менять, слышишь?
- Угу.
- Почему бы тебе не пойти на хлебозавод? Зарплата, конечно, не ахти, но по крайней мере там все прилично, общественно-полезная деятельность, я могу прямо сейчас позвонить тете Наде и поговорить с ней. Давай, а?
- Меня устраивает моя работа, мама.
- Батюшки, да чего хорошего в этом твоем салоне! Сплошной грех. Ужас!- и она театрально всплеснула руками. Посмотрела, как я взбиваю тесто, отобрала веничек и принялась взбивать сама.- Разогрей мне духовку.
- Я не умею, ты знаешь.
- Безрукая. Ни на что не годна. Ты же хозяйка. Почему ты не интересуешься кулинарией?- она кончила взбивать, вылила тесто в сковородку и, вытерев руки о фартук, сбегала в комнаты. Кинула передо мной какую-то книжку и принялась разогревать духовку.
- Вот, новую купила,- сказала она с гордостью, кивнув на книгу.- Мама любит готовить, мама хозяйственная, а дочка раздолбайка.
Я посмотрела на книгу. Это была «Тысяча новых способов удивить гостей домашней выпечкой». Я без интереса полистала картинки.
- Ну как? Хочешь себе такую?- осведомилась мама.- Бери, я еще одну куплю для себя.
- Спасибо, мам,- я попыталась улыбнуться, но не получилось. У меня уже вся полка была забита мамиными подарками – кулинарными книгами. Некоторые присутствовали в двух-трех экземплярах.

0

10

В прихожей раздался звонок. Мама вскочила и помчалась открывать.
- Ой, а вот и гость, вот и гость! Проходи, Мишенька, ты один? А что же мама не пришла? Двигай в зал, не стесняйся. Женька, иди сюда! Неси тарелки!
Я взяла тарелки и пошла в зал. На диване восседал колоссальный дядя – три подбородка, щеки на плечах. Увидев меня, он расплылся в улыбке и зашипел:
- А вот это, наверное, и есть та самая Женечка. Здравствуйте, девушка. Мне ваша мама про вас все уши прожужжала. Меня Михаилом кличут.
- Очень рада,- сказала я и попятилась в коридор.
- Ты куда это?- набросилась на меня мама.- Сядь немедленно! Не видишь, я тебе жениха привела.
- У меня есть Арсений,- повторила я в миллионный раз. И тут же задала себе вопрос: а есть ли?
- Какой еще Арсений?
- Мама!
- Ах да. Кстати, он приходил на днях,- мама сбегала на кухню, отнесла в зал блюда с едой. Я поймала ее за руку.
- Что он хотел?
- Кто?
- Арсений.
- Арсений?- мама сделала удивленное лицо. Отщипнула кусок пирожка и, отправив его себе в рот, сказала:- Давай позже поговорим. Иди в зал.
- Хватит уже мной командовать!- вспылила я.- Говори, что хотел от тебя Арсений!
Мама пожала плечами.
- Спрашивал всякую чушь.
- Что он спрашивал? Мама, не томи, мне надоело из тебя вытягивать ответы.
- Ну что он спрашивал? Про твои любимые блюда спрашивал. Что я пекла тебе на десерт, спрашивал. Что еще? Ну, всякую чепуху... Предпочитаешь ли ты кремовые розы или шоколадную присыпку... Чепуху всякую. Хватит, иди садись.
- Когда это было? Когда он приходил?- продолжала настаивать я.
- Да не помню! Позавчера, кажется, или в среду. Ну что еще ты от меня хочешь услышать? Пойдем. Михаил прекрасный человек, и у него есть своя фабрика. В золоте будешь купаться, пойдем же!
- Мама, у меня есть Арсений,- я принялась одеваться.- До встречи, мам, я очень спешу. Да, займи немного денег.
Она явно расстроилась.
- Вот видишь! С твоим Арсением беда какая-то. Занимать деньги у матери! Да ты должна уже сама мне отваливать на карманные расходы. А с Михаилом в золоте будешь, вот увидишь!
- Займешь или нет?- твердо спросила я.
Она махнула рукой и ушла. Я уже ступила за порог, как она вернулась и протянула мне две зелененькие бумажки.
- Этого хватит?- спросила она.
- Ой, мам, мне бы рублей триста, а этого много.
- Бери.
Я робко взглянула на ее жесткое лицо. В углах глаз уже давно притаились морщинки, губы сжаты. Вся она была – воплощение силы воли, но в глазах читалась материнская нежность. Она считала меня нерадивым ребенком, который никогда не повзрослеет, а потому нуждается в ее постоянной опеке. Я уже привыкла не обращать внимания на ее наставления и огромных тараканов-мутантов в ее голове. Я чмокнула ее в щеку и вышла.
Что же теперь делать? Понятное дело, передвигаться самостоятельно я совершенно не в силах. Странно, конечно, ловить такси, чтобы проехать всего четыре квартала, но иного выбора у меня нет. Я достала мобильный и набрала Ирку. В трубке заиграла какая-то попсовая мелодия. «Я тебя любила, а ты меня забыл...». Тьфу.
- Слушаю,- бодренько отозвалась Ирка.
- Привет,- сказала я.
- Привет, Жень. Ну что, как тебе «эликсир счастья»? Он вроде должен подействовать через несколько дней, но, может, ты уже что-нибудь замечаешь?
- Замечаю ли я? Да я тут не знаю, как передвигаться, чтоб не получать оргазмов, а ты спрашиваешь, замечаю ли я что-нибудь. Кобели вокруг вьются стаями, не пойму, чего им надо от меня.
- Это как?
- А вот так!
- Ты съела как предписано – половину таблетки?
- Нет, я съела две таблетки сразу.
Секундное молчание на том конце, затем истерический хохот.
- Перестань ржать, кобыла!- разозлилась я.
- Жека!- еле выдавила из себя Ирка и снова разразилась.
Я была готова зареветь от беспомощности.
- Не сопи так грозно в трубку,- смеясь, сказала она.- Перезвоню через минуту.
Она отключилась. Я добрела до ларька и купила сигареты. Стала в сторонке, закурила. Руки у меня дрожали, сигарета тряслась. Мимо, чуть приостанавливаясь около меня, проходили люди. Я ощущала себя раздетым манекеном на витрине магазина и прятала глаза, чтобы ненароком не подать сигнал какому-нибудь спермотоксикознику. Наконец затрезвонил телефон.
- Жень, я звонила Иван Иванычу, он сказал, что ты дура,- прощебетала Ирка и доверительно сообщила:- Знаешь, я ведь тоже пила эти таблетки.
- Да ну?
- Ну да. Только на меня они не подействовали. Я уж не знаю, в чем тут дело.- Это была новость. Теперь стало понятно, почему она так хохотала.- Еще раз посмотри внимательно инструкцию, может быть, там где-то есть приписка или я не знаю что...
- Ясно, спасибо, Ир, ты мне очень помогла,- с долей яда проговорила я.
- Давай только нормальным тоном разговаривать, а то как будто меня обвиняешь. Я тебя предупреждала – попробуй четверть. Мою подругу от одной таблетки разнесло на пятнадцать кило.
- Так ты эту фигню уже на всех знакомых испробовала!- возмутилась я.- Почему же мне не сказала? Делала вид, что впервые видишь эти таблетки!
- Прости, Жень, это мой эксперимент. Мне стало интересно, почему препарат по-разному действует на разных женщин. Мужикам вообще фиолетово, сколько им скормила - ничего.
- Ты что, и Шишкова своего ими кормила?
- Ага. Да ладно тебе, не злись,- Ирка помолчала и спросила встревоженно:- Эй, ты что притихла? Ты жива?
- Постой,- сказала я.- Ты до сих пор таблетки принимаешь? Ты поэтому всегда счастливая ходишь?
- Неа,- радостно ответила она.- Раньше – да, а теперь у меня Шишков есть. С ним никакие таблетки не нужны.
- Понятно,- проговорила я хмуро.- Ладно, до понедельника. Если выживу, конечно.
- От оргазмов еще никто не умирал!- сострила Ирка, и я нажала кнопку отбоя.

0

11

До дома добралась кое-как, по дороге испытав пару взрывов. Злая, отчаявшаяся, в промокшем испачканном пальто, попыталась отогнать свору кобелей, которая  понемногу все увеличивалась и никак не желала отставать. Кобели рычали друг на друга, грызлись и тявкали. Я остановилась, топнула ногой и, когда они на миг отшатнулись, вбежала в подъезд и закрыла дверь. Господи, наконец-то я оказалась в тишине и спокойствии. Не плывут перед глазами красочные пятна, не текут слезы счастья. Какого позора я натерпелась за этот день, когда, с точки зрения сторонних наблюдателей, внезапно загибалсь, закатывала глаза и стонала. Можно подумать, что забыла вытащить вибратор после забав. Или что сзади ко мне пристроился человек-невидимка. Чушь какая-то лезет в голову.
К моему огромному удивлению, я застала Арсения перед телевизором. Он бездумно пялился в цветной экран и переключал каналы. Вид у него был в высшей степени обиженный и оскорбленный. Как у ребенка, которому пообещали шоколадную конфету, а дали морковку. Он мельком взглянул на меня, когда я промчалась из коридора в спальню, и усилил звук. Я попыталась найти шкатулку из-под таблеток, в которой должна была находиться инструкция по применению, но не нашла. Видимо, она осталась в салоне. Я переоделась, привела себя в порядок и прошла в зал. На пороге я застыла. Ахнула и не поверила своим глазам. Посреди комнаты стоял сервированный по высшему классу стол. На столе красовалось несколько аппетитных блюд, чашки с фруктами, бутылка коньяка и зажженные, полурастаявшие свечи.
- Кого-то ждем в гости?- спросила я робко.
- Да,- буркнул Сеня,- тебя.
Я сорвала крупную сочную виноградину и отправила ее в рот. Не зная, что сказать, ляпнула:
- Ты где добыл такой канделябр?
Арсений посмотрел на меня как на ненормальную.
- Где была?- спросил он.
- У мамы. А ты?
- А я в ресторане. И на цветочном рынке. Вот,- он вытащил откуда-то из-за дивана обалденный букет в милой шелестящей упаковке. В середине букета красовалась алая роза. Арсений встал, вручил мне букет и сказал:- Я просто подумал... я был неправ тогда... и это... Хочешь, я попробую еще раз?
Сердце мое забилось сильнее. Арсений, мой Сенечка, неужели он решился на такой шаг! Я так долго ждала от него каких-то действий – и вот, пожалуйста, дождалась. Как снег на голову! Я заулыбалась и приготовилась кинуться ему на шею, как внезапная радость так же внезапно сменилась разочарованием. Конечно, он не по собственной воле затеял этот романтический ужин при свечах. Это все действие злосчастных розовых таблеток. Я бросила букет на диван, сунула руку в карман и, нащупав пачку, вышла на балкон. Холод забрался под одежду и пронизал все тело, чуть ослабив ощущение постоянного возбуждения, к которому я успела привыкнуть. Я закурила. Краем глаза увидела, что Арсений стоял посреди комнаты и растерянно смотрел на свечи.
Чертова Ирка со своим «эликсиром счастья»! Если бы она не предложила мне эти таблетки, все вышло бы по-другому. Уж не знаю, может быть, я вернулась бы к маме, а может, вызвала Арсения на откровенный разговор, и вместе мы бы подумали над нашей проблемой. А теперь что же? Неизвестно, сколько будет длиться действие таблеток, и все это время я буду вынуждена гадать, от чистого ли сердца делает Сеня те или иные поступки. А когда действие все же кончится, вместе с ним исчезнет и волшебство Сениной сговорчивости и желания доставить мне удовольствие. От отчаяния мне захотелось зареветь. Я закурила новую сигарету.
- Ты же говорила, что бросила,- послышалось над ухом.
- Бросила,- сказала я.- И начала.
- Я же просил. Как отучить тебя от этой привычки?
- А никак. Я не стану исполнять твои пожелания.
Он придвинулся совсем близко, потом обнял меня сзади и положил подбородок мне на плечо.
- Не пойму, что творится с тобой в последнее время,- сказал он.- Чувствую, что-то разлаживается.
- Неужели?
- Ага.
Его достоинство прильнуло к моему заду, и я ощутила, как приятное возбуждение побежало по телу. Арсений запустил руку мне под свитер и принялся поглаживать мой живот. Мне очень хотелось ответить на его прикосновения, сказать, как я его желаю, как я жажду, чтобы у нас все было хорошо. Но сдерживала мысль об «эликсире счастья», который, оказывается, приносит вовсе не счастье, а лишние заботы. И тут до меня дошло, что возбуждение, которое вызывали поглаживания Сени, было вовсе не то возбуждение, которое терзало меня весь этот долгий мучительный день. Крылья еще парили где-то за моей спиной, но я уже знала, что действие таблеток проходит. Сердце мое радостно затрепетало. Но что же, что помогает мне избавиться от этого страшного наваждения?
- Пойдем ужинать,- сказал Арсений.- Поговорим обо всем.
Я позволила ему усадить меня за стол и разлить коньяк. И тут до меня дошла еще одна вещь. Пожалуй, самая главная.
- Сеня,- вкрадчиво заговорила я,- Сеня, скажи, а когда тебе пришла идея устроить этот ужин?
Он уже успел разложить еду по тарелкам и сосредоточенно жевал.
- Во вторник,- отозвался он с набитым ртом.- В среду я был у твоей мамы, выспрашивал про твои любимые блюда. Оказалось, я совсем не знаю, что ты любишь. Думал устроить ужин вчера, но не дождался тебя и поехал с Шуриком ставить город на уши. Ты ночевала у мамы?
Я вздрогнула, вспомнив события прошедшей ночи. Вот уж что точно было вызвано действием «эликсира счастья» - так это влечение к Славе и ответное влечение Славы ко мне. Конечно, это не Слава сумел удовлетворить меня пять раз, а, опять же, «эликсир счастья». Недаром пришло ощущение дискомфорта и полной отчужденности. Мне стало ужасно стыдно, что я пошла на поводу своих животных инстинктов. И стало очень жаль обманутого Сеню. Он так старался удивить меня сегодня! И решение сделать это созрело у него задолго до того, как я приняла таблетки. Но рассказать ему об измене я не решилась. Ведь так хорошо сидим, зачем портить момент, правда? Как-нибудь потом...
Где-то пронзительно завопил мой мобильник. Я сорвалась с места и кинулась в прихожую. Нашарила мобильник в кармане пальто, приняла вызов.
- Ку-ку!- сказала Ирка.- Беги за сигаретами и кури. 
- Зачем это?
- Я нашла у себя инструкцию. Здесь такими ма-а-ахонькими буковками написано что-то вроде: «Внимание! Действие препарата нейтрализуется никотином. Поэтому на курящих женщин препарат может не оказать никакого влияния». 
- Ясно. Спасибо, Ирка.
- Ты как?
- Жива.
- Ну, я же говорила, что от оргазмов не умирают!
- Я пойду. Проверим с Арсением твою теорию. До связи.
Ирка засмеялась и отключилась.
Я обреченно подумала, что теперь придется рассказать Арсению все. Иначе как объяснить ему причину, по которой я не хочу бросать курить? Вот вылечусь от этой дряни – и брошу. Обязательно брошу. Он так хотел, чтобы я была здорова и не имела вредных привычек. А как я могу отказать своему Сенечке? Обязательно брошу и расскажу ему все. В конце концов, не в оргазмах счастье. Главное – не молчать. И научиться угадывать желания без слов.

0

12

Между прочим, работа пера Саламандры.
Умницы и талантицы.  :)

Итак? :)

0

13

бульварный рассказ для желтой прессы. жалею потраченного времени.

0

14

А я не жалею, потому что только два предложения прочитал с разных страниц...

0

15

это в смысле - сначала в темке "репутация" постр рыжей про то, что "саламадре +1" и мое уже здесь??? тогда точно жалеть не стоит!)))))))))))))))

я вспомнила, где читала похожие рассказы! в космо на последней странице!! (да, я тоже когда-то читала космо..брр.) только там не было откровенных сцен, на них обычно занавес закрывался)))

0

16

не дочитал, растянуто черезчур. Есть более достойные саламандровые вещи :). Что-то новое из фантастики хотелось глянуть.

0