Форум "РазговорниК" - душевные беседы на различные жизненные темы за чашечкой кофе/чая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Такая любовь

Сообщений 1 страница 30 из 120

1

(с) удаф.ком

Нашей любви уже четвертый год. Роман у нас в самом разгаре, но мы все еще ходим, держась за руки. Иногда я прямо посреди улицы поднимаю ее на руки. И тогда она, обхватив меня за шею, распластывается на моей груди так, что кажется, мы стали одним целым. Даже сердце одно на двоих. Во всяком случае, своего я не слышу. Останавливается. Когда-нибудь я не выдержу, и одним инфарктником станет больше. Хорошо, если сразу. Умереть от любви вполне достойно.

У нее любовь тоже ― приступами. Обмирает и почти не дышит. Лицо делается совершенно взрослым. Глаза закатываются под тонкие веки. Если не встряхнуть, будет висеть на мне в полуобмороке вечность. И плевать, что все смотрят.

С трудом отдираю ее от себя, ставлю на ноги. Ее чуть-чуть покачивает,  как после карусели. И глаза еще дурные, с поволокой. На веках тонкие синие ниточки. Порода…
Оправляет юбку. Одергивает кожаную курточку. На рукаве нашивка американских ВВС. Во всю спину ― эмблема эскадрильи «Топ Ган». Космополитка и милитаристка с рождения...
― Тебе нравится моя куртка?
― Очень.
― Твоя тоже ничего. Тебе идет. Гуляем дальше?
― Гуляем.
Через пару шагов, не выдерживает. Начинает подпрыгивать на одной ножке, типа играет в «классики». В такт прыжкам выдыхает: «Ду-хаст, ду-хаст-нихт!»
― Тебе «Раммштайн» нравится?
― Ага. Особенно в твоем исполнении.
Глаза из-под рыжей челки смотрят пытливо и пристально.
― Почему?
― У тебя красивый голос.
― Правда?
― Честное слово.
Берет меня за руку. Пальцы теплые. Коротко обрезанные ноготки. Если провести по ним подушечкой пальца, сердце обмирает. Любовь…
Выходим из парка. Идем с максимально возможной степенностью. Кругом люди, существа завистливые к чужому счастью. Боюсь, что сглазят нас. Очень боюсь, если честно.

Но шило в попку ей вставили, наверное, сразу в роддоме. Не проходит и минуты, как у нас новый приступ общения. Манит пальчиком, взгляд заговорщицкий. Подставляю ухо. Немея, ловлю горячий шепот:
― Я тебе картину нарисовала. Вернемся, подарю.
― Спасибо, белочка.
― Почему ты меня называешь белочкой?
― Потому что ты рыжая, глазастая и шустрая.
― Звал бы лисенком.
― Банально. И тебе не подходит.
― Я видела в парке белочку. Она ко всем подбегала и просила орешки. Бедная. ― Вздыхает. ― Просила орешки, а ей давали только чипсы. Орешки дядьки ели сами. Как это называется?
― Откупаться, наверное.
― Откупишься от меня мороженным?
Фига себе! Даже с шага сбился.
― Почему «откупишься»?
― Потому что я хочу к тебе. Но если это нельзя, то давай съедим по мороженному.
Принимается без возражений.
Сам не понимаю, как она опять оказывается прижатой к моей груди. Рыжий завиток, выбившийся из-под красного беретика, щекочет шею.
Тремся носами. Ее курносик гораздо теплее моего.
― Скажи, ты меня любишь?
― Больше жизни.
― И я тебя больше жизни!  А кто тогда из нас любит больше?
― Жизнь покажет, белочка.
Нашей любви четыре года. Последний год живем порознь. Встречаемся каждое воскресенье.

0

2

Истории жизни

Саша живет в Санкт-Петербурге и очень любит музыку. И еще она любит любовь. Своему ВИЧ-статусу она тоже обязана ей. Безумной, всепоглощающей любви, от которой теряешь голову. И способность сказать «Нет». Саша не смогла сказать «нет» любимому человеку, когда тот предложил уколоться героином. Просто такая странная любовь. Сейчас тот парень умер. Его убили из-за наркотиков. А Саша живет. Жажду жизни в ней не убить никому – даже вирусу СПИДа. «У меня была острая инфекция, опоясывающий герпес, я жутко перепугалась и побежала сдавать анализ в КВД. Потом мне позвонили раз, говорят, приходите. Я пришла. Когда мне сказали ЭТО, кроме фразы «А у тебя СПИД, и значит, мы умрем» мыслей в моей голове не было никаких. Я понимала, что, наверное, какое-то время еще проживу, но все равно умру. Очень скоро. Я позвонила своему лучшему другу и поехала к нему. Мы слушали музыку. Я немного поплакала. Так я прожила этот день. Когда к нему ехала, встала к заливу – он живет рядом с Финским Заливом – встала и долго смотрела. Он большой такой, похож
на море.

А началось все с того, что я влюбилась в парня. У нас была отличная компания, мы ходили на концерты, он учился в худ. колледже с моим другом, фотографом. Он очень классно умел ВИДЕТЬ. Я умела читать и научила его читать, а он научил меня видеть. Он умел видеть что-то красивое в облезлом люке. Он был художником- мультипликатором, рисовал мультфильмы. Мы познакомились, и это было божественно. Это была бо-о-ольшая любовь, с большой буквы Л. А еще он употреблял.  Я не думала тогда, что это плохо. Это было модно: со всех обложек на нас смотрели героиновые девушки, со всех пластинок звучали героиновые песни, по первому каналу показывали Trainspotting и тогда еще все не знали, чем это обычно заканчивается. И уж тем более я не думала, что что-то плохое случится со мной.

Я 4 раза сдавала анализ на ВИЧ. Я не могла поверить, что это произошло. В России о СПИДе всегда говорили в привязке с заграницей, а у нас, казалось, этого нет. Сейчас страшно смотреть на 16-летних девочек, которые приходят на группу взаимопомощи и которые понятия не имеют ни о наркотиках, ни о чем. У них был один парень в жизни, и у них положительный результат анализа на ВИЧ. Никто не любит думать о плохом, о том, что что-то плохое может случиться с тобой. И очень зря. Потому что это происходит очень легко. И наркотики, и ВИЧ-инфекция – это то, от чего никто не застрахован. Когда мой парень стал где-то пропадать, мне не хотелось оставаться одной. Мне хотелось быть с ним. Мне было обидно сидеть дома. А он пропадал, чтобы употреблять. И как-то «на слабо» в первый раз употребила я. Это очень типично: влюбиться и из-за этого во все попасть. Ты влюбляешься и идешь за человеком, куда бы он ни пошел. И все, что он делает, кажется тебе прекрасным…»

Взаимосвязь «Любовь–ВИЧ» в жизни Саши потом повернулась обратной стороной: «ВИЧ–Любовь». На группе взаимопомощи она познакомилась со своим будущим мужем, тоже Александром. И он, и она – Саши Волгины. И он, и она – ВИЧ-положительные. И он, и она мечтают о ребенке. Но они не могут иметь своих. Усыновить тоже не дают – в нашей стране ВИЧ-положительным родителям запрещено усыновлять даже ВИЧ-положительного ребенка. Такие дети находятся в специальных приютах, они никому не нужны. Но Саша верит, что однажды ей удастся оформить опеку и сделать счастливым хотя бы одного такого ребенка. И еще она верит, что все будет хорошо.

«Мы все думаем, что мы хорошие. Мы все верим, что мальчики, которых мы любим, хорошие. Мы читаем хорошие книжки и смотрим хорошие фильмы. Мы учимся в хороших институтах, и у нас хорошие любящие родители. Поэтому мы все думаем, что нам можно
не пользоваться презервативами – ведь мы такие хорошие, что с нами не произойдет ничего плохого.»

На сегодня все. Берегите себя и будьте здоровы.

(с)

0

3

Уродливый

Меня глубоко тронула эта истинная история, и до сих пор, подчас, перечитывая ее, я ощущаю слезы на своих глазах. Я уверен, что среди нас имеется не так уж много "Уродливых". И все они несмотря ни на что жаждут любви и привязанности. Именно поиск любви и составляет главную тему истории, которую я хочу рассказать. Читайте же...

Каждый обитатель квартиры, в которой жил и я, знал, насколько Уродливый был уродлив. Местный Кот. Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба, поедание отбросов и, скажем так, любовь. Комбинация этих вещей плюс проживание без крыши оставила на теле Уродливого неизгладимые следы. Для начала, он имел только один глаз, а на месте другого зияло отверстие. С той же самой стороны отсутствовало и ухо, а левая нога была когда-то сломана и срослась под каким-то невероятным углом, благодаря чему создавалось впечатление, что кот все время собирается повернуть за угол. Его хвост давно отсутствовал. Остался только маленький огрызок, который постоянно дергался.. Если бы не множество болячек и желтых струпьев, покрывающих голову и даже плечи Уродливого, его можно было бы назвать темно-серым полосатым котом.

У любого, хоть раз посмотревшего на него, возникала одна и та же реакция: до чего же УРОДЛИВЫЙ кот. Всем детям было категорически запрещено касаться его. Взрослые бросали в него камни. Поливали из шланга, когда он пытался войти в дом, или защемляли его лапу дверью, чтобы он не мог выйти. Уродливый всегда проявлял одну и ту же реакцию. Если его поливали из шланга - он покорно мок, пока мучителям не надоедала эта забава. Если в него бросали вещи - он терся о ноги, как бы прося прощения. Если он видел детей, он бежал к ним и терся головой о руки и громко мяукал, выпрашивая ласку. Если кто-нибудь все-таки брал его на руки, он тут же начинал сосать уголок рубашки или что-нибудь другое, до чего мог дотянуться.

Однажды Уродливый попытался подружиться с соседскими собаками. В ответ на это он был ужасно искусан. Из своего окна я услышал его крики и тут же бросился на помощь. Когда я добежал до него, Уродливый был почти что мертв. Он лежал, свернувшись в клубок. Его спина, ноги, задняя часть тела совершенно потеряли свою первоначальную форму. Грустная жизнь подходила к концу. След от слезы пересекал его лоб. Пока я нес его домой, он хрипел и задыхался. Я нес его домой и больше всего боялся повредить ему еще больше. А он тем временем пытался сосать мое ухо.

Я прижал его к себе. Он коснулся головой ладони моей руки, его золотой глаз повернулся в мою сторону, и я услышал мурлыкание. Даже испытывая такую страшную боль, кот просил об одном - о капельке привязанности! Возможно, о капельке сострадания. И в тот момент я думал, что имею дело с самым любящим существом из всех, кого я встречал в жизни. Самым любящим и самым красивым. Никогда он даже не попробует укусить или оцарапать меня, или просто покинуть. Он только смотрел на меня, уверенный, что я сумею смягчить его боль.

Уродливый умер на моих руках прежде, чем я успел добраться до дома, и я долго сидел, держа его на коленях. Впоследствии я много размышлял о том, как один несчастный калека смог изменить мои представления о том, что такое истинная чистота духа, верная и беспредельная любовь. Так оно и было на самом деле. Уродливый сообщил мне о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. И я всегда буду ему благодарен. У него было искалечено тело, а у меня была травмирована душа. Настало и для меня время учиться любить верно и глубоко. Отдавать ближнему своему все без остатка. Большинство хочет быть богаче, успешнее, быть любимыми и красивыми. А я буду всегда стремиться к одному - быть Уродливым...
(с)

0

4

Так знакомо...

Добрый день, Игорь.
Я вынуждена сообщить тебе, что ты сволочь и эгоист.
Как ты мог?! И где ты вчера шлялся?!
С уважением, Юлия.
P.S. Купи хлеба: белого и чёрного.

Уважаемая Юлия!
Да ты охренела?! Я с ребятами сидел, пил пиво.
С наилучшими пожеланиями, Игорь.
P.S. Не смогу.

Добрый день, Игорь.
Игорь, ты хам. Нинка из бухгалтерии всё видела.
Ты ничтожество, я тебя больше не люблю.
С уважением, Юлия.
P.S. Почему не сможешь?

Уважаемая Юлия!
Извини, Пупсик. Однако Нинка твоя слепая, как моя троюродная прабабка о девяносто пяти годах. Сидел с ребятами, клянусь моим сноубордом. Больше не буду. С наилучшими пожеланиями, Игорь.
P.S. А чо я-то всё?

Добрый день, Игорь.
Возможно, Нина слегка близорука, но не настолько, чтоб не увидеть у твоих "ребят" бюста четвертова размера и сапог Pollini за 900, между прочим, долларов. Кстати, я так и не дождалась подарка на 8-е марта. Враль. С уважением, Юлия.
P.S. Собирай манатки и отваливай.

Уважаемая Юлия!
Малыш, зачем так горячиться? Ниночка немного ошиблась. Во-первых, у Светы третий размер, во-вторых, она страшная и мой секретарь, в-третьих, где купить твои Pollini? С наилучшими пожеланиями, Игорь.
P.S. Куплю хлебушек и тортик. Я тебя люблю.

Добрый день, Игорь.
ГУМ, 2-я линия, 2-й этаж.
Передай секретарше, что в следующей раз я плюну ей в декольте. Прям в третий размер! С уважением, Юлия.
P.S. И конфеточек.

0

5

Я тебя люблю
на 88 языках мира

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

6

есть самый универсальный язык,который понимают все,несмотря на разные языки)Оль,я думаю,ты знаешь о чем я))

0

7

Дикий_кот написал(а):

)Оль,я думаю,ты знаешь о чем я))

Я не понимаю- туповата бываю. Если секс- то он не о любви говорит.
Взгляды?

0

8

Rjgnbkrf написал(а):

Взгляды?

Ооо... Дикий кот иной раз так посмотрит, что аж...  bomb

.
*ушла под стол*

0

9

Шампанская написал(а):

*ушла под стол*

А под стол то зачем?  Тогда уж сразу- где мягко blum3

0

10

Rjgnbkrf
Мягко - на Коте.  :rolleyes: 
Но он сейчас покушал...  :D

0

11

да хоть прыгай на мне))тебя я выдержу,ты легкая))

0

12

Дикий_кот написал(а):

тебя я выдержу,ты легкая))

А чего ж она все сидит на диете? На писинках там и яблочках?

0

13

Дикий_кот написал(а):

тебя я выдержу,ты легкая))

Льстец! Причем, внаглую! :)
но 12 поцелуефф я тебе в ответку верну

Rjgnbkrf написал(а):

А чего ж она все сидит на диете?

Не сижу я... Притворяюсь тока. :(

0

14

http://keep4u.ru/imgs/s/080130/8d/8d1bd618ed44207dd1.jpg

0

15

Женщины…
Если бы не мать, они неизменно ассоциировались бы у него со страхом и опасностью. Да, да. Он с трудом припоминал тот период своей жизни, когда не боялся женщин. И если он возвращался памятью ко времени «до Марты», ему казалось, что он вспоминает фрагменты чьей то чужой биографии. Его жизнь была поделена, почти как мировая история, на «до» и «после». Только у него это было время не до рождения, а перед смертью.

***

Марта появилась в его жизни как осенний дождь, которого никто не ждал. Впрочем, она и вправду явилась с дождем. Он дожидался в Гливице поезда на Новый Сонч. На выходные он не оставался в общежитии, а ездил домой, чтобы помочь матери и братьям по хозяйству. Весной, когда работы было невпроворот, если удавалось устроить освобождение от занятий, он уезжал в Бичицы даже в четверг. И в тот четверг он ждал прихода поезда, укрывшись вместе с другими под дырявой вокзальной крышей. Хотя с утра светило солнце, вдруг сильный ветер нагнал тучу, и полил дождь. Поезд уже подъезжал к перрону, когда из подземного перехода появилась молодая женщина с чемоданом в одной руке и раскрытым зонтиком в другой. Она бежала, но чуть ли не ежеминутно останавливалась и опускала свой, видимо, тяжеленный чемодан на серые бетонные плиты перрона. Развевающиеся волосы скрывали ее лицо. Ветер вывернул ее зонтик, а потом вырвал из руки и швырнул на рельсы, прямо под подъезжающий поезд. Она стояла и, прикрыв ладонью рот, с испугом смотрела вслед зонтику. Марцин протолкался сквозь толпу пытающихся втиснуться в переполненные вагоны, подбежал к ней, подхватил чемодан и крикнул:
– Бегите за мной, успеем!
И с чемоданом он понесся к ближайшему вагону.
– Поставьте его! Поставьте… я никуда не еду. Немедленно поставьте мой чемодан! Я никуда не поеду! Вы слышите? Никуда я не еду! Никуда! – истерически кричала она ему вслед.
    Марцин встал и медленно обернулся. Она села на скамейку. И заплакала.
Непонятно почему вид этой плачущей девушки так взволновал его, что все прочее вдруг стало несущественным, не имеющим никакого значения. Он сел на скамейку рядом с ней. Поезд ушел, перрон опустел, а они сидели и молчали.
Так он познакомился с Мартой.
Она училась в Кракове на театроведении. Единственная дочка, воспитывавшаяся матерью, которая после скоропостижной смерти мужа, известного варшавского журналиста, любила дочь властной, тиранической любовью. Охваченная паническим страхом за судьбу Марты, она распланировала всю ее будущую жизнь. А у Марты стали появляться, зачастую лишь из духа противоречия, собственные планы, что еще больше убеждало мать в необходимости оберегать дочку от «подстерегающих на каждом шагу опасностей». Когда Марта училась в лицее, мать могла часами ждать в машине у дома дочкиных друзей, где молодежь собралась на вечеринку. Марта все чаще бунтовала, она не желала, чтобы к ней относились как к первокласснице. Сперва это были долгие разговоры с матерью, потом постоянные дискуссии и, наконец, ежедневные ссоры. Мать и мысли не допускала, что совершает огромную ошибку, желая уберечь дочку от совершения ошибок. Из чувства протеста Марта решила уехать из Варшавы и получить образование в Кракове. Только через два года мать как то смирилась с этим ее решением. А в тот четверг Марта возвращалась из Праги, где провела с матерью несколько дней. За два года впервые они общались дольше трех часов. На обратном пути ее мать, известный кардиолог, задержалась в Гливице, чтобы встретиться с профессором Религой, а Марта должна была ехать дальше в Краков.
Обо всем этом Марцин узнал почти через год после их первой встречи. Он уже тогда любил ее. Он любил в ней все. И все вокруг нее. Даже тот тяжеленный чемодан.
И эта любовь не была только страстью, которая опьяняет, ослепляет, одурманивает и… через какое то время проходит. Он, конечно, постоянно испытывал страсть, но в гораздо большей степени ощущал сродство, уважение к ней и веру в то, что встретил женщину, с которой не только хотел бы, но и мог бы начинать каждый новый день. Он и мысли не допускал, что она вовсе не видит в нем того, кто ей предназначен судьбой. Он обожал ее, преклонялся перед ней, игнорируя факты, которые явно доказывали, что она хочет убежать от его всеобъемлющей любви, как убежала от матери. Для нее любовь – как потом она ему сказала – это состояние души. Такое же, какое испытываешь, когда, например, прослушаешь Девятую симфонию Бетховена. Это состояние может переродиться в нечто перманентное, но может и быстро закончиться.
Марцин появился в ее жизни, когда она чувствовала себя потерянной и ей нужен был кто то, кто будет слушать. Но только тогда, когда у нее будет время и желание поговорить. Ко всему прочему Марцин был – для нее и ее друзей – экзотическим существом из иного мира. Не из варшавского, не из краковско театрального. Гураль из Бичиц, которые ему пришлось показывать ей на карте. Сильный мужчина, для которого «да» всегда означает «да». Он любил ее и говорил ей об этом. Для нее он готов был на все. Если бы она приказала ему научиться писать левой рукой, он сделал бы это, даже не спрашивая, для чего это нужно.
Он ничего от нее не требовал. Ждал, когда она разрешит, веря, что и без этого разрешения они «вместе». Ему было достаточно того, что она позволяла во время прогулки держать ее за руку или целовать в темном кино. На одиннадцатом месяце этого «пребывания вместе» он остался у нее на ночь. Ничего особенного – по крайней мере для нее – не произошло. Он в первый раз коснулся ее груди, целовал ее плечи. Ночь он провел на ковре у ее кровати. Просыпался, вставал и проверял, хорошо ли она укрыта одеялом. С той ночи он считал ее «своей женщиной».
Марта никогда не отвечала ему взаимностью. После нескольких месяцев она испытывала неловкость, появляясь с ним среди знакомых. Он совершенно не подходил к их компании манерных и напыщенных кандидатов в актеры, которым казалось, особенно после изрядного количества дешевого пива, будто они и есть «богема Восточной Европы». Они наивно полагали, что если принесут с собой в пивную томик стихов и демонстративно положат его на стол, то будут напиваться гораздо возвышенней, чем остальные.
А он не умел ничего изображать из себя, не знал полезных людей, через которых можно было что то устроить, а то обстоятельство, что он как бы пришел из этнографического заповедника, через некоторое время стало ее утомлять. Чем больше Марта от него отдалялась, тем больше он к ней привязывался, ища изъяны в себе. Он уже не ездил на выходные в Бичицы, а оставался в Гливице, ожидая ее звонка. Иногда она и вправду звонила, и тогда он ехал, чтобы провести несколько часов в прокуренных клубах среди людей, которые ему не нравились и в обществе которых он чувствовал себя скверно. Чем чаще он бывал среди них, тем больше они раздражали его убежденностью в своей исключительности. Им казалось, что если они заучат наизусть несколько цитат из трактатов философов или, выпив, будут декламировать одни и те же стихотворения, то мир обязательно придет в восторг от их тонкой авангардности и интеллектуальности. Но поскольку мир вовсе не собирался приходить в восторг, они с упоением полагали себя непонятыми и считали себя выше всех этих «пролов», «жующих и пережевывающих пресную жвачку коммерческого искусства, которую подсовывают им продажные средства массовой информации». Каждый прослушанный ими концерт был или «психоделическим», или «психоделически улетным», каждая книжка, которую они прочитали,– так они утверждали, хотя чаще всего только просматривали несколько страниц да заучивали на память рецензии из элитарных литературных журналов, – была «перлом с самой высокой полки, до какой не дано дотянуться плебсу», каждый спектакль, на который они сходили, «содержал вневременное метафизическое послание». Им обязательно хотелось выглядеть эстетами и интеллектуалами, хотя чаще всего они напоминали переплетчиков, одевающих в переплет книги, которые они никогда не прочтут.
При этом несли они какую то несусветную чушь. Каждому случается иногда ляпнуть глупость, но они свои глупости произносили напыщенным тоном. Патетически, по актерски поставленным голосом, неизменно дождавшись секунды тишины между глотками пива. И это для него было, пожалуй, самым невыносимым. Он не мог понять, почему Марта не замечает этого и почему ей нравится эта псевдоинтеллектуальная белиберда. И тем не менее он бывал с Мартой в этих компаниях. Себя же он убеждал, что никакая это не жертвенность. Что просто он делает это исключительно ради нее.
В одну из суббот после спектакля все они отправились на квартиру Марты. По забывчивости он оставил у нее свой рюкзачок с зачеткой и тетрадками.
А они были нужны ему в понедельник. И только в воскресенье вечером он обнаружил, что забыл рюкзак. На следующее утро он встал страшно рано и поехал поездом в Краков. В магазине возле вокзала Марцин купил молока. Он знал, что Марта любит начинать день с чашки теплого молока.
– У меня для тебя молоко, какое ты любишь, двухпроцентной жирности, – улыбаясь, объявил он, когда открылась дверь квартиры Марты.
В двери стоял мужчина. Голый, с белым полотенцем вокруг бедер. Он удивленно оглядел Марцина с головы до ног и крикнул в глубь квартиры:
– Марта, ты молоко заказывала?
– Нет. Я никогда не заказываю молоко. А что такое? – послышался удивленный голос Марты, а потом раздалось шлепанье босых ног по деревянному полу.
Она вышла и встала рядом с этим мужчиной. Марта была в одном белье. У нее были всклокоченные влажные волосы, и она держала расческу. Она увидела его. Какой то миг они смотрели друг другу в глаза. Пакет с молоком выпал у Марцина из рук. Он отвернулся и, не глядя под ноги, побежал вниз по лестнице.
– Марцин!.. Пожалуйста, вернись! Ну вернись! – слышал он за спиной ее крик.
Он не вернулся. Он убегал. Убегал в паническом страхе. Он не чувствовал ни ярости, ни унижения. Даже злости не чувствовал. Только панический страх. Там, на этой лестнице, сбегая как сумасшедший вниз, он впервые ощутил всеобъемлющий ужас. И ничего больше, кроме него. Ни боли в разбитом колене, когда он поскользнулся и упал на площадке между этажами, ни боли в рассеченной коже на лбу – у выходных дверей он стукнулся головой о металлический почтовый ящик. Он ощущал один только страх.
Он мчался по тротуару, наталкиваясь на людей, торопящихся на работу. А потом, перебегая улицу, ведущую к вокзалу, не глядя выбежал на мостовую. И вдруг почувствовал удар по бедру и услышал визг тормозов. И тут же упал. Из такси, которое задело его, выскочил водитель и склонился над ним.
– Ты бросился мне под колеса, я ничего не мог сделать. У меня свидетель в машине сидит! – кричал он. – Ты слышишь меня? Понимаешь? – спрашивал он, стирая ладонью кровь с его лба.
Марцин оттолкнул его руку, поднялся и молча побежал дальше. В вокзальном туннеле он повернул в первый боковой коридор и выбежал на перрон.
Он вскочил в отъезжающий поезд. Открыл дверь первого же купе. Сидящая у окна пожилая женщина испуганно взглянула на него, встала, сняла багаж с верхней полки и поспешно вышла. Садясь, он задержался взглядом на своем отражении в зеркале. Весь лоб был в засохшей крови, смешавшейся с черной пылью и грязью мостовой, куда он упал, когда его сбило такси. Грязь и кровь были даже в волосах. С виска сползала струйка крови. Он выскочил из купе и закрылся в туалете. Там вымыл лицо, вытерся туалетной бумагой.
На первой же станции он вышел и, охваченный страхом, опять стал убегать…
Некоторые убегают от страдания в несуществующий мир, подпитываемый этанолом или сотворяемый какими нибудь сомнительными химическими веществами, другие живут неистово, словно каждый день – последний в календаре мира, кто то превращается в ледяную сосульку...
(с) 

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

16

такая любовь...мне этот отрывочек понравился)

кстати,всем советую!нашел книжку Михаила(вроде бы) Веллера - "Любовь зла".Всем советую!)очень хорошо написано,а главное-про любовь!)и не только...
ща Оля ее читает)

0

17

Стихов накидаю...

.
***
Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.
(В. Тушнова)

0

18

это всё-таки Ты...
я так чувствую
до сих пор,
закрывая глаза,
на всё, что там небом искусственно
из всяких «против» и «за»
намешано и положено
на хлипкие чаши весов!
принцессою на горошине,
я чувствую из часов
песочных - одну миллиардную,
микронную точку над «и»:
комбинация нестандартная
выбрала нас - в свои...
люди друг друга ищут.
годами! статистика врёт:
счастливых даже не тысячи,
их даже не достаёт
порою до ровного счёта,
чтоб мир поделить на двоих…
лети же, я твоя сота,
а ты - моя в сотнях других...
чувство 6-ое - это,
когда спинным мозгом чётко
ощущаешь яркость от света
глаз напротив, и будто плёткой
стегает тебя промедленье-
вот так ты чувствуешь время...
не медли, попали стрелы!
алмаз, ведь, глаз Купидона...
и нет для него предела,
и нет никакого заслона.
...ты знаешь, я плохо летаю.
обычно, от высоты
не объективна бываю,
но, чёрт побери... это Ты!

0

19

Рвём когти прочь –
Здесь больше нечего ловить.
Здесь даже ночь
Давно забыть успела,
Какой он вкус
Пожизненной любви.
Я не боюсь,
Но мне так надоело,
Когда в постели
Лёд не тает до утра,
Когда в апреле
Опадают листья,
Когда без ветра
Пляшут флюгера,
Когда посмертно
Тоже, что при жизни,
Когда все гости здесь,
А ты ушёл в себя,
Когда всё есть,
Но ничего не надо.
Давай мы просто
Будем жить любя,
Чтоб даже звёзды
Выпали в осадок.
Давай мы снова
Выучимся петь
Ведь, право слово,
Тошно от обиды,
Что мы как рыбы
Пойманные в сеть,
А ведь могли бы,
Чёрт возьми, могли бы…
Давай мы вспомним,
Что такое быть собой,
Сорвём все пломбы,
Все табу нарушим,
Спасём тела,
Не позабыв про души,
Сгорим дотла,
Чтоб болью выжечь боль.
Не говори -
Ты знаешь, грош цена словам.
Пусть фонари
Нам вслед с тобой помашут.
Куда сейчас?
Туда, где жизнь жива,
Где всё для нас,
Где есть хоть что-то наше…

0

20

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина...
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.

Анна Ахматова

0

21

Nekz написал(а):

И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.

Фиг его знает почему,но зацепило...

0

22

ШЕКСПИР
Сонет 154
----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Божок любви под деревом прилег,
Швырнув на землю факел свой горящий.
Увидев, что уснул коварный бог,
Решились нимфы выбежать из чащи.

Одна из них приблизилась к огню,
Который девам бед наделал много,
И в воду окунула головню,
Обезоружив дремлющего бога.

Вода потока стала горячей.
Она лечила многие недуги.
И я ходил купаться в тот ручей,
Чтоб излечиться от любви к подруге.

Любовь нагрела воду, - но вода
Любви не охлаждала никогда.

0

23

lili написал(а):

Любовь нагрела воду, - но вода
Любви не охлаждала никогда.

Лили,эт просто прелесть) http://i003.radikal.ru/0803/b1/d45175a12206.gif

0

24

Дикий_кот написал(а):

Лили,эт просто прелесть)

классика, а уж сонеты шекспира... :)

0

25

lili написал(а):

а уж сонеты шекспира

тебе респект что нашла этот чудный сонет)

0

26

Иннокентий Анненский

ДВЕ ЛЮБВИ
                       С.В. ф.-Штейн

Есть любовь, похожая на дым;
Если тесно ей - она одурманит,
Дать ей волю - и ее не станет...
Быть как дым,- но вечно молодым.

Есть любовь, похожая на тень:
Днем у ног лежит - тебе внимает,
Ночью так неслышно обнимает...
Быть как тень, но вместе ночь и день...

0

27

Дикий_кот написал(а):

"Любовь зла

Почему зла?

0

28

есть песня у Дельфина-любовь...там все сказано,и по моему,больше сказать нечего...

0

29

Дельфин "Любовь"

Это больше чем мое сердце,
Это страшнее прыжка с крыши,
Это громче вопля бешенного,
Но гораздо тише писка забитой мыши,
Это то, что каждый всю жизнь ищет,
Находит, теряет, находит вновь,
Это то, что в белой фате со злобным оскалом
По свету рыщет
Я говорю тебе про любовь.

Она сама по себе невесома,
Она легче чем твои мысли,
Но вспомни как душу рвало
Когда она уходила,
Как на глазах твоих слезы висли
Она руками своими нежными
Петлю на шею тебе набросит
Не оставляя ничего от тебя прежнего
Cама на цыпочки встать попросит
Ты даже не сможешь ее увидеть
Ты никогда не заглянешь в ее глаза
А думаешь только о том как бы ее не обидеть
Не веря в то, что она действительно зла
Ты можешь с ней расцвести и засохнуть,
Она сожрет тебя как цветок тля
Но все равно лучше уж так сдохнуть
Чем никого никогда не любя.

С ней хорошо, без нее как-то странно
Мне не хватает ее слез радости
Если она пришла, то тут же уходит плавно
Бросая в лицо какие-то гадости
Я держу свою дверь закрытой,
Чтобы стучалась она перед тем как ко мне войти,
Чтобы не оказалась она той мною давно забытой,
Той с которой мне не по пути.

0

30

Шампанская написал(а):

Это то, что каждый всю жизнь ищет,Находит, теряет, находит вновь,

Шампанская написал(а):

С ней хорошо, без нее как-то странно

Это просто жизнь. Ни добрая, и не злая.  ИМХО

0