Форум "РазговорниК" - душевные беседы на различные жизненные темы за чашечкой кофе/чая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Такая любовь

Сообщений 91 страница 120 из 120

91

Амалия написал(а):

Как объяснить слепому

http://i068.radikal.ru/0806/da/be6348126827.jpg

0

92

Амалия написал(а):

Guten Tag этого не понимает. Для него важнее глубокое проникновение... к сожалению, не в душу

Да и глубоко ли? http://i029.radikal.ru/0807/53/fb58ded58d05.gif

Отредактировано SHURIK (Пт, 6 Ноя 2009 10:07:53)

0

93

Люблю эту песню.
Вдумайтесь в ее слова...

+1

94

И такая любовь... http://i049.radikal.ru/0803/d9/780e3da1d856.gif 

Отредактировано Амалия (Пт, 4 Дек 2009 06:23:46)

0

95

Пусть вам повезет в любви!

Для всех! http://i005.radikal.ru/0803/1e/28b4410f7c9d.gif 

0

96

За столиком чайным в гостиной
Спор о любви зашел.
Изысканны были мужчины,
Чувствителен нежный пол.

- Любить платонически надо!
Советник изрек приговор,
И был ему тут же наградой
Супруги насмешливый взор.

Священник заметил: - Любовью,
Пока ее пыл не иссяк,
Мы вред причиняем здоровью.
Девица опросила: - Как так?

- Любовь - это страсть роковая!
Графиня произнесла
И чашку горячего чая
Барону, вздохнув, подала.

Тебя за столом не хватало.
А ты бы, мой милый друг,
Верней о любви рассказала,
Чем весь этот избранный круг.

Генрих Гейне

+1

97

Love is...

Свернутый текст

1. Это когда ты возвращаешься с вечеринки, а он устал, у него был изматывающий день, к тому же на нём уже пять часов висит капризный ребёнок, и ты обещаешь по телефону: "Всё, бегу-бегу", а он вдруг не соглашается:"Не надо бежать, можешь простудиться, на улице минус, иди спокойно, у нас всё в порядке".

2. Это когда он пристальней следит за твоим здоровьем, чем за своим. Проверяет взяла ли ты варежки, надела ли бабушкины шерстяные носки, потому что пол - холодный, спрашивает про шапку, потому что знает, что, чуть потеплеет - ты прячешь её в карман, звонит и напоминает, что нужно принять арбидол.

3. Это когда ты лежишь в роддоме, и в горле комком шерсти стоит такая жалость к себе и к этому крошечному существу, к которому страшно даже прикоснуться, такой страх перед тем, что ждёт теперь всех вас, что ты не можешь перестать изводить себя, желая выплакать этот ужас. Ты плачешь и плачешь, как вдруг медсестра приносит пакет. Ты видишь нарисованные синей ручкой на целофанне три смешные рожицы: твою, его и совсем маленькую - вашего сына, и такое солнце всходит вдруг в твоей бедной палате на пять коек, что ты берёшь себя в руки и рыдаешь уже, размазывая слёзы, от счастья: "Господи, какая же я дура..."

4. Это когда ты не можешь выкинуть его старые лыжные шапочки. Прижимаешь уморительные петушки адидас и рибок к сердцу, представляя - каким он был в школе. Вы бы, вне всяких сомнений, даже внимания друг на друга не обратили, потому что ты была отличница, а он троечник-дзюдоист. От этого делается щекотно и здорово.

5. Это, например, когда ты - ответственная за вечеринку. И ведёшь себя - как большая умная девочка: заказываешь столики, клоунов, собираешь компанию, делаешь предоплату, созваниваешься со всеми. Но мероприятие, увы, срывается. Потому что у всех дети: кто заболел, у кого карантин, кто обписал последние штанишки. Совершенно не знаешь что делать. Тебе кажется, что завтра случится страшное - в твою маленькую убогую квартирку придёт сам Карл унд Фридрих. Карл выгрузит в прихожке заказанные столики, Фридрих заставит съесть всё, что ты заказала плюс десерт и комплимент от шеф-повара, затем злые дядьки опишут имущество и посадят тебя, старую чиксу, рыгающую комплиментом, в долговую яму. И уж тут-то над тобой вдоволь повеселятся оплаченные на сто процентов клоуны. Ты замыкаешься в себе и перестаешь отвечать на вопросы по поводу предстоящего праздника. Но ему и объяснять ничего не надо, он всё уже давно понял, он едет и разбирается с твоими проблемами. И даже привозит домой часть уплаченных вперёд денег. Плюс отбирает деньги у клоунов.

6. Это когда вы только начали встречаться, и он ради тебя может бросить дела государственной важности. Едет на другой конец города, чтобы отвезти тебя, едва знакомую странную подругу, изрядно перебравшую алкоголя, после корпоративной пьянки, домой. И даже не спрашивает кто тот полип, который присосался к твоему колену в форме адриатической ракушки. Привозит, а потом мчится доделывать дела, обещая, что позже завезёт пакетик пискарёвского кефира.

7. Это когда ты первый раз приходишь к нему в гости и тебя поражает странная, если не сказать больше, коллекция. Множество резиночек - от детских до тех, которыми перетягивают денежные купюры, висят на ручке сервировочного столика. Выясняется, что он уже давно собирает эти девчачьи аксессуары, так как у тебя длинные волосы, ты собираешь их в хвост, и он хочет, чтобы вы жили вместе и у тебя были резиночки - на каждый день. И ещё он хочет дочку. И чтобы похожа на тебя. В общем, пригодится.

8. Это когда вы рожаете долгих пятнадцать часов, всю ночь, вместе, и он не стоит на ногах от пережитой огромной радости и нечеловеческой усталости, а в 10 - уже под твоими окнами с варёным куском парной телятины, за которой он ездил к открытию мальцевского рынка и кастрюлей пионерского компота, за сухофруктами для которого пришлось добраться аж до Царского Села. Ещё купить кроватку для мылыша, кокосовый матрасик, ванночку, пелёнки, синюю ленточку... Всё это - не замечая, что уже пошёл снег и пора бы переодеться в тёплое. Ты орёшь по телефону, когда он привозит очередную кастрюльку: "Дурачок, снег идёт, а у тебя туфли с дырочками!" В ответ только улыбается и машет рукой сыну, без которого ему уже так трудно, невыносимо - как и без тебя - когда-то, сейчас.

9. Это когда ремонт, который собирались доделать за месяц, такой был объём работ - доделывается в одиночку за те пять дней, пока ты лежишь в роддоме. Потому что он хочет, чтобы у его жены и сына было всё самое лучшее. Даже прихожка. Особенно - прихожка. Потому что это первое, что увидит ваш ребёнок, когда того принесут домой. Ну, во всяком случае, ему кажется, что вечно спящий маленький коротышка должен открыть глазки и оценить белую бельгийскую плитку: "Вау!".

10. Это когда он смотрит ваши фотографии и улыбается.

11. Это когда каждый раз, когда он выходит из комнаты, ты спрашиваешь: "Ты куда?"

12. Это когда он думает, что ты спишь и гладит по голове, как ребёнка. И хочется умереть от разрывающей тебя нежности.

13. Это когда у вас есть секретные клички ("зая", "масик", "котя", "пуся", "федя"...) и стоит ему называть тебя по имени, ты вздрагиваешь так, будто тебя разлюбили.

14. Это когда три раза на пятый этаж с продуктами подняться, а потом ещё спящего ребёнка, а потом - коляску, потому что у тебя - больная спина и вообще ты - девочка.

15. Это когда он трогательно заботся о твоём гардеробе. Тебе, бедняжечке, некогда выбраться в магазин, а он не решается спросить, какой у тебя сейчас размер, потому что ещё не ушли послеродовые килограммы. Поэтому ты застаёшь его за изучением старых лейблочек. Прикидывает в уме, на глаз, высчитывает, страется - матрицы седьмого порядка в институте давались ему проще. Устав ужасно, идёт в магазин и приносит супер-кофточку на рост метр тридцать. И ты плачешь от умиления, объясняя разницу между детской и женской "эмкой". Ладно, наденем оранжевому коту, пусть носит. На ухо говоришь свой размер и, что характерно, он так измотан поиском истины, что даже не фраппирован, а, наоборот, ему хорошо от того, что всё, наконец, прояснилось.

16. Это когда на зачотном стрельбище в ведомственном тире он получает тройбан, зато в динопарке всегда выигрывает зелёных великанов и оранжевых котов - некуда уже складывать игрушечные трофеи.

17. Это когда он знает, как тебя рассмешить, а ты - его. Ваши шуточки со стороны, может, не ахти, даже дурацкие, но вас друг от друга так "вставляет", так "прёт", как настоящий комический дуэт штепсель-тарапунька. Ты с нетерпением ждёшь, когда он придёт с работы - тебе, как воздуха, не хватает его дурацких шуток и идиотских антреприз. Пусть даже пол дня ты провела в компании самых остроумных собеседников: читала башорг, подхихикивала Соломатиной, берущей на экспертизу немного мозга своих самых ретивых поклонников, подыхала от смеха над комментами в журнале А. Понч-Блюевич.

18. Это когда он хвалит твою стряпню и самое страшное, что может сказать про голубое картофельное пюре консистенции слизи с пузырьками: "Пересолила слегка, да?"

19. Это когда вам удобно молчать друг с другом, потому что в этой тишине летают и бренчат на маленьких золотых лирах свой средневековый джаз добрые, размером с адмиральскую бабочку, ангелы. С другими приходится говорить, говорить, говорить... И ангелы дохнут.

20. Это когда он никогда не припаркуется, не убедившись, что внизу нет лужи, слякоти, грязи, кучи говна, и ты сможешь нормально вылезти из авто.

21. Это когда ты узнаешь спустя семь лет, что тот подарок он купил на последние деньги, а потом месяц сидел на воде и хлебе.

22. Это когда ты лежишь в больнице. Он уже приходил утром, принёс всё, что нужно, даже гораааааздо больше, и потом, о, чудо, приходит вечером, когда уже никого не пускают, все двери закрыты, вахтёры окаменели и самое время для грустных мыслей - твой супер-мен, бэтмен, человек-невидимка и человек-паук в одном лице.

23. Собирает твоим родителям мебель, потому что знает, что денег они не возьмут, а обратиться к специалисту для них - дорого.

24. Помогает папе спустить старое пианино, весящее почти 400 килограмм с пятого этажа – на первый.

25. Это когда ему становится грустно на корпоративной вечеринке и он звонит, чтобы услышать твой голос. Или просит сына рассказать стишок про мишку "касалапинькава".

26. Это когда ты читаешь Голсуорси в подлиннике, и он с таким уважением и восхищением говорит с тобой весь вечер! Можно только сравнить с восторгом и благоговением, которые ты испытываешь перед его шуруповёртом и набором гаечных ключей.

27. Это когда тебе не стыдно перед ним петь дурным голосом русские народные песни. А ему - песни из советских мультиков - придурковатым козлетоном.

28. Это когда однажды ночью вам не спится и вы рассказываете друг другу истории из детства и выясняется, что в пять лет вам снился один и тот же, совпадающий в мельчайших подробностях, сон.

29. Это когда вы собираетесь в гости к твоим родителям и мама просит привезти "что-нибудь к чаю" , а он привозит целый багажник деликатесов. И ты видишь, как мама смахивает слезу уголком полотенца для рук. Хотя речь всего лишь о жрачке. Всего лишь.

30. Это когда у сына температура не спадает два дня и ты слышишь, как отец твоего ребёнка молится то ли подоконнику, то ли спутниковой тарелке, то ли богу, про которого говорит, что ничего такого нет. И просит неведомого бога, чтобы - чем угодно, когда угодно, но - не они, а только он. И чёртова температура падает.

31. Это когда он варит малиновое варенье летом, чтобы зимой было лекарство от простуды.

32. Это когда при словосочетании "лучший друг" ты думаешь не о ваське, петьке, машке, иване_сигизмундовиче, а о нём, без вариантов.

33. Когда он безропотно возит тебя на предновогодние распродажи, зная, как это для тебя важно, как, (пип), жизненно важно, (пип), облапать сто шариков, сто шишек и вагон плюшевых, (пип), мишек. Сам же сидит с ребёнком в игровой комнате и даже не напоминает, что уже, (пип), час прошёл, два, (пииииип)...(пиииииииип)...

34. Это когда ты говоришь ему, что собираешься заняться, к примеру, разведением свиней и он ничуть не удивляется. Наоборот - покупает тебе кажаный даэри, в который отныне ты должна будешь записывать умные мысли про свиней. Ведёт тебя на выставку хряков, покупает в буквоеде кучу книг по свиноводству, знакомит с известными хрюховодами. А когда ты заявляешь, что pigs тебя больше не интересуют, что тебя интересуют луковичные, то, помолясь, соглашается - да, свиньи - не то, не то... И покупает луковичное в кадке. И набор леек, чтоб не плакала.

35. Это когда ты знаешь, что что бы ты не сделала, даже самое ужасное - он будет на твоей стороне.

36. Это когда он берёт без раздумий вашему ребёнку шведскую курточку за астрономическую сумму («Берём!»), тогда как себе прилежно выискивает китайский куртуфан, да подешевле, и не где-нибудь, а на распродажах императорского апраксина двора («Ну, ничо так, да?»).

37. Это когда отчаянно злишься, что не встретились раньше и годы, проведённые с другими, кажутся тебе преступлением, хоть ты и понимаешь, что все эти люди, мужчины, женщины - передавали тебя из рук в руки, как передают работяги на стройке обыкновенный кирпич. И что последним в этой цепочке стоял - он, твой сказочный дурачок- каменщик, который много лет назад попросил: «Передайте мне вон то, рыженькое, очень надо». И тебя просто – передавали.

И тебе решительно непонятны завывания ссыкух, что мол, мы уже так давно вместе, жуть, пиздец - три года... Для тебя это непонятно. Сколько бы не было - мало. Так мало, что тебе уже сейчас хочется выть.

38. Это когда вы едете в машине вдвоём, и ты вытираешь отпечатки маленьких пальчиков, а он говорит, что не надо, он специально не стирает, скучает.

39. Это когда он бреется утром, а ты прислонилась к стене и улыбаешься, и он, весь в брадобрейской пене, улыбается в ответ и всё понятно без слов, и ты уходишь, унося в кармане его улыбку, которая горячая, как уголёк и пошатываешься от этого банального утреннего этюдика, как от хорошего секса.

40. Это когда где бы вы не находились - в перполненном вагоне метро, в холле гостиницы, в панорамном лифте, в плацкарте поезда дальнего следования, в тёмном зале кинотеатра, в очереди за щупальцами кальмара, всегда и везде вас можно вычислить - как двух инопланетян, прилетевших с одной планеты.

41. Это когда сын не хочет по тротуару, хочет по заснеженному паребрику, и он берёт ребёнка за руку и чему-то посмеивается в высокий застёгнутый воротник - как в кулачёк. И ты знаешь, о чём он сейчас думает. Потому что думаешь о том же самом, в кулачке у тебя та же самая золотая монета из детства.

42. Это когда он думает о вашей безопасности. И днём и ночью. Перед сном натягивает идиотскую куртку Door Control Team и проверяет - заперта ли на семь замков входная дверь - злые духи, желающие утащить дорогих масек, не дремлют. Затем переодевается в униформу Gas Control Team. В целях избежания возможного скопления газа проверяет вентили и открывает окно на кухне. Говорит – чтобы дезориентировать пропанбутановых гномиков, о как. Потом, после всех обходов, запросто может постирать сыну варежки, повесить сушиться на верёвку и стоять в ночи, пялиться, умиляясь тому, какие они маленькие, как, блин, на чебурашку.

43. Это когда ночью не спится. Начинаешь проверять его сон на прочность. Начинаешь тихонько: «Ты спишь?...» Робким эхом: «Спишь-спишь-спишь?...» Громче, будто палкой тыкаешь мёртвую собаку: «Эй, ты...ты...ты...»

На что он отвечает: «Да, сплю». Но всегда добавляет: «А что?»

44. Это когда он может совершить для тебя что-то из ряда вон, как в кино, понимаете?

Например.

Южный поезд останавливается на полустанке. Маленький пыльный городишко тонет в ласковом алом свете вечернего солнца. В алый кляр обмокнуто всё – фигурки людей, собаки, провинциальные кэтс энд байкс. В этом алом супе нестерпимо остро источают свои горькие, знакомые с детства, запахи - ноготки и бархатцы, эти вечные спутники пыльных клумб, душные духи прошлого, превратившиеся в густой коньяк. Запах горчит, жжёт, доводит до того безумия, опьянения, до того острого состояния предчувствия синих звёзд и золотых падающих нитей, которое сопутствует моменту внезапного дальнего воспоминания, взрывающегося в мозгу мощной римской свечой.

Престарелая офелия из местной божедомки продаёт букет земляники – гибнет, напевая из валерия леонтьева. Где-то в конце пути. А рядом с вашим вагоном - только огурцы и пончики. И за одну минуту до отправленя ты говоришь ему о своём этом желании - заполучить земляничный букет дурочки-старухи. И он не возбухает: "Ты в своём уме?" А завязывает покрепче шнурок и бежит. А потом, как в кино, пытается догнать последний вагон. И крупная проводница подаёт твоему дину риду жилистую правую руку, а левой крутит у виска, совсем, мол, тронулся...

И ты засушиваешь одну тонкую веточку между страницами агаты кристи, потому что знаешь, что это один из самых счастливых и длинных дней в твоей жизни.

45. Это когда вы садитесь на диван, берёте ручку и вычёркиваете из блокнота, как ненужное, непокарманное или несвоевременное - свои мечты и мечтулечки. Ну, там, заняться балетом, прочитать калевалу, прыгнуть с парашютом, получить премию мира. Составляете другой, самый пиздатый список на свете: купить деревянную лошадку, скопить бабла для похода к детскому стоматологу, подкараулить заведующую модного детского сада с бассейном и вручить ей то, что останется от стоматолога («от стоматолога» – подчёркнуто и рядом нарисованы рожки да ножки, чёрный родительский, кхе-кхе, юмор)

46. Это когда сын, например, нашёл альбом с его старыми марками, которые он собирал ещё мальчиком, серия космос. И приклеил их своими маленькими пальчиками к полу. И только тебе удаётся утешить его горе. Помогаешь отшкрябывать улыбки гагарина с паркета, слушая удивительную историю о том, как он по-чёрному экономил на школьных завтраках и в одно прекрасное утро купил таки заветный пакет с кубинской серией. И вот вы отшкрябываете эту драгоценную дрянь, отшелупониваете, сын стоит в углу, дуется - как же, не дали ему "пликлеить лакету". И вы не выдерживаете этого детского нахмуренного лба, говорите,что ладно, это всего лишь марки, хуй с ними. Любовь – самая главная штука на свете.

47. Это когда он прежде чем надеть ребёнку носочек, всегда согревает тот, растирая или дыша, как пятачок в воздушный шарик: пууууууу, пууууууу...

48. Это когда до сих пор, увидев на улице женщину с животиком, его лицо непроизвольно расплывается в улыбке. Считает всех беременных женщин красивыми до невозможности. Честно. Иногда берёт в руки твой «беременный» джинсовый комбенезон, мнёт тканьку и спрашивает: «Ну, что, старушка, повторим?»

49. Это когда он не ругается, когды ты разбрасываешь свои игрушки.

50. Это когды вы вместе составляете праздничное меню и отмечаете кружком передачи, намеченные для совместного просмотра. Ну, типа Вуди Аллена в три часа ночи. Потому что вы оба любите его фильмы и, конечно, надо просвещаться – родительство не может быть помехой счастливой, насыщенной культурной жизни. Заводите будильник. Ты просыпаешься в пол третьего и тянешься к пимпочке, чтобы отключить механизм – жалко его, завтра всё равно ребёнок поднимет рано, пусть выспится. В конце концов, что может быть лучше здорового сна? Ну, уж точно не нью-йоркский коротышка. И с удивлением понимаешь, что твой любимый мужчина уже проснулся раньше и быстрее тебя нажал на кнопочку! Он подумал о тебе первый! К чёрту Аллена. Спать.

51. Это когда ты в ужасе замечаешь, что у ребёнка появилась твоя гримаска, а он в восторге: «Классно, так на тебя похоже!».

52. Это когда тебе надо позарез проверить почту, но ты идёшь готовить ему завтрак.

53. Это когда он знает, что тебе нужно проверить позарезовую почту, поэтому отказывается от завтрака и едет "кушать кашу овс." в ведомственную столовку.

54. Это когда тебя начинают мучить угрызения по поводу того, что он остался без завтрака и ты, проверив, удаляешь нахрен всю нахрен позарезовую почту.

55. Это когда он, поев кашки овс. в ведомственной столовке, чувствует, что с тобой что-то не так, что ты чем-то расстроена и звонит, чтобы узнать - не нужна ли его помощь.

56. Это когда ты, после его такого великодушия, сносишь нахрен аську, вырубаешь adsl и бежишь на рынок покупать продукты для котлет де-валяй, чтобы успеть приготовить это сложное блюдо к обеду. Включаешь adsl, чтобы узнать как нахрен готовить эти котлеты. Восстанавливаешь асю. Может пригодится для этих, которые «де».

57. Это когда он приезжает на обещанный обед и видит, как ты плачешь над отбитым пальцем, запоротыми шампиньонами и большими и малыми кусочками куриного филе, никак не желающими сформировываться в котлеты. Валишь всё на компьютер. Верит. Просишь перекусить тебе adsl, для надёжности, бьёшь себя в грудь. Перекусывает. Говорит, что ничего страшного, выпивает сырный соус, хвалит и отправляется в ведомственную столовку есть котлеты дом.

58. Выключаешь всё. Нахрн. Засыпаешь. (Это самый спорный пункт из всех пунктов про любовь, я знаю)

59. Неожиданно звонит он. Из ведомственной столовки. Говорит, что котлеты дом. – говно и что ты делаешь лучше, и что любит. И что может сказать, где лежит карточка вэб-плас на три часа dial-up доступа в интернет.

60. Когда однажды я увидела их случайно, а они просто переходили дорогу, моё сердце замерло от любви и страха. Столько опасностей подстерегало моих любимых мужчин. Казалось, весь мир притаился и выжидает удобного момента, чтобы сбить их с ног. Но я не могла вымолвить ни слова - это означало бы выдать своё присутствие.
Наверное, бог ужасно страдает там, наверху, и пугается, глядя как мы каждый день переходим эти свои тысячи дорог, сворачиваем на тысячи тропинок. И очень радуется, когда нам что-то удаётся - хотя бы перейти. Может быть так и говорит, выдыхая: "Фуууххх, пронесло, Господи...".

Источник: mrs-majorsha

+1

98

Любовь - она бывает разной

Любовь - она бывает разной.
Бывает отблеском на льду.
Бывает болью неотвязной,
Бывает яблоней в цвету.
Бывает вихрем и полетом.
Бывает цепью и тюрьмой...
Мы ей покоем, и работой,
И жизнью жертвуем самой!
Но есть еще любовь такая,
Что незаметно подойдет
И, поднимая, помогая,
Тебя сквозь годы поведет
И будет до последних дней
Душой и совестью твоей.

Высоцкая Ольга

+1

99

:)

увеличить

0

100

Юрка, слышишь ли меня?! КАК тебе ТАМ?!…
НЕБОЛЬШОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ:
Скоро Крещение. За окнами нынче – настоящая крещенская зима с хрустящим снегом, морозом — всё, как положено (при глобальном потеплении).
И, сознательно ли, подсознательно, но крутятся в голове строчки Жуковского «… раз в крещенский вечерок девушки гадали…» и вспоминается и то, как гадали мы с подружкой в ночь под Старый Новый год – две прелестные, юные семнадцатилетние девчушки…
… И ушедшие, дорогие люди вспоминаются, ведь на крещенской неделе, по народному поверью, разверзаются небеса, и миры – потусторонний и наш, мир людей – сближаются…
Вот и крутится у меня в голове вопрос: КАК ты там, Юрка?! Ведь это на него я гадала, это ОН оказался теперь за той чертой, отделивший его мир от нашего… И вылились мои думы «крещенские» в очередной рассказ о НЁМ, моём бывшем любимом

Свернутый текст

ВОТ ОН — ЭТОТ РАССКАЗ:

"... если б не был я дурак…

Всё бы было легче – если был бы я с тобой
Всё бы было проще, если б был бы я живой..."

Небеса

Когда я писала свой рассказ «Письмо Татьяны», я не знала, что скоро тебя уже не будет:
«…Боже, какими мы
Были наивными,
Как же мы молоды были тогда…

И тогда она скажет ему: « А помнишь «Письмо Татьяны», переписанное печатными буквами? Ты получал его? Это ведь я написала! И это были мои собственные мысли и чувства, хоть и написанные словами Пушкина…
Ну помнишь, мы тогда учились в восьмом классе…
И он удивится, конечно… Они с грустью покивают, каждый о своём. Что ж, время ушло! »…

Когда я писала «Коварство и любовь», анализируя взахлёб свои чувства, я и не предполагала, что ещё немного, и тебя совсем не станет на Земле:
« … Когда на экраны кинотеатров вышел фильм Дзефирелли «Ромео и Джульетта», она шесть раз смотрела его и шесть раз умирала, давясь слезами…
Во всех, самых весёлых улыбках юных влюблённых она, задыхаясь от слёз, видела торжествующее лицо Рока и бледный лик Смерти. Это было страшно, непереносимо.
Тем более, что Джульеттой была она сама.
Да, да, она была Джульеттой. Она жила там, в узких каменных коридорах феодального замка, она бегала там, дурачась, наслаждаясь на бегу лёгкостью и упругостью своего шага, тяжестью алых шелков и бархата…

- Кто звал меня? – весёлой птичкой выглядывала она в одно из серых каменных окон, и спешила на зов кормилицы, на ходу приглаживая шёлк чёрных волос…
А сцена на балу у Капулетти, когда Ромео, подкравшись из-за каменной плиты, схватил Джульетту за руку, была одной из самих её любимых:
- Я ваших рук рукой коснулся грубой,
Чтоб смыть кощунство, я даю обет.
К угоднице спаломничают губы,
И зацелуют святотатства след.

… И она с замиранием сердца смотрела, как вчерашние беззаботные дети на экране целуются там, за каменной плитой, одержимые страстью:
- Вот с губ моих весь грех теперь и снят…
- Зато мои впервые им покрылись.
- Тогда отдайте мне его назад.
- Мой друг, где целоваться вы учились?

И они отдавали и возвращали друг другу свои поцелуи.
… Ей снова и снова хотелось попасть в ту душную знойную, ночную Верону, где она, кажется, уже жила когда-то, - ну да, она помнила эти шершавые, древние стены каменного балкона, на который Джульетта, нет, – она сама вышла в ночь. До неё явственно доносился одуряющий аромат колючих, одичавших роз внизу, под балконом, и запах оливковой рощи неподалёку.

- Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови её, хоть нет -
Ромео под любым названьем был бы
Тем верхом совершенств, какой он есть.
Зовись иначе как-нибудь, Ромео,
И всю меня бери тогда взамен!

- О, по рукам! Теперь я твой избранник!
Я новое крещение приму,
Чтоб только называться по-другому.

… Да, это она была там, на балконе, на экране… это была её жизнь, её любовь. Но её Ромео даже не знал, что он Ромео, и «в миру» его звали просто Юркой…»

Так неужели же это правда – ТО, что случилось с тобой, мой Ромео??!! А я ничего не знала и не знаю до сих пор о том, как проходила и чем была заполнена ДО ЭТОГО твоя жизнь…
Была ли семья, дети?
И какой у тебя был адрес электронной почты…

А я живу в городе ЭН. У меня … да какая разница…
Ты мне уже ничего не ответишь ни на мою электронную почту, ни на мобильный…
А ведь я могла бы тебе написать, что у меня есть рассказ (и не один), посвящённый ТЕБЕ… (ты об этом и не знал, и уже не узнаешь… Хм, нет – а возможно, именно сейчас-то как раз и узнаешь…)

И ещё я писала о тебе в своём романе «Созвездие Рыб». Вот это место:
«…О, как хорошо Ирэна знала эту его привычку сидеть с остановившимся взглядом. Как часто на уроках, с болью в сердце наблюдала она за ним, нездешним, витающим в каких-то неведомых мирах.

Она сидела на задней парте, он – впереди, и она ловила каждое его движение, каждый взгляд, видела его постоянную отрешённость и задумчивость.

Она жила его мыслями, пыталась проникнуть в них, но видела там только роковую, чёрную бездну. Этот странный мальчик, каким он был тогда, заронил в её, и без того непростую, недетскую душу, зёрна неясного, смутного беспокойства, которое не покидало её и впоследствии.

Вот учительница задала задание, вот все наклонились над тетрадками, а он опять тоскливо взглянул в окно.
Ей с задней парты видно было, как блеснул в профиль его тёмный глаз. О чём он всё думает, что его гнетёт? Какие тайны мироздания он всё пытается постичь? Ирэна мучилась вместе с ним, следила за ним исподтишка и невольно сваливалась в какие-то тёмные таинственные волны и бездны, влекомая его волей.

А на переменах он храбрился и пытался изображать из себя обычного мальчишку, иногда даже говорил грубости и пошлости. А ей хотелось кричать— она видела, как чуждо ему всё вокруг, как он пытается предстать таким, как все, как он шутит с чужим, нездешним лицом и вдруг застынет, словно увидев перед собой что-то такое, чего не видит никто. Странный мальчик, загадочный мальчик. Он пытался быть грубым, а был до краёв переполнен нежностью мечты.

Ирэна сравнивала его с «Демоном» Врубеля. Она любила живопись и, когда в первый раз увидела картину «Демон сидящий», сразу отождествила его со своим загадочным любимым (ведь кроме всего прочего, было чисто внешнее сходство. Юрка был красив - вот почти такой же, как на картине).

Вот, откуда, наверное, явился он на Землю – из подземного царства, где вокруг – обломки чёрных скал, где разбросаны огромные валуны и куски горной породы, обожжённые в подземном горниле.

Где на базальтовых стенах играет отсвет адского пламени и пышет жар раскалённого озера, а на скалах расцветают каменные цветы из разноцветных, драгоценных кристаллов. Всё дико, первозданно, и стелется первозданный, чёрный дым, и горят красные огни в задумчивых глазах молодого Демона…

Вдруг, допив свой кофе и уже поднявшись из-за столика, человек взглянул на Ирэну. Он застал её врасплох: она смотрела на него, не отрываясь, и в глазах её было так много, что он застыл, как вкопанный.
- Ирэна? – проговорил он, наконец, удивлённо.
Как? Он узнал её? Этого она не ожидала. Даже собственный муж не узнал её, пройдя мимо… В чём же дело?

… Несмотря на грустные воспоминания, э тот человек не вызывал у неё прежних чувств. Он вырос из себя т о г о, в обычного взрослого человека, покорённого годами, подавленного, сломленного действительностью. Ей и не надо было расспрашивать его о чём-то. Она всё увидела в его лице, походке, манере держаться. Да, правда - нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

… А он всё же был не дурак: кинув быстрый взгляд, он что-то понял и, бросив короткое «извините», стремительно вышел вон.

У неё защемило сердце: вот, он всегда был таким – слишком сообразительным, слишком быстро всё понимающим, и он никогда не навязывался, даже чересчур не навязывался, и поэтому всегда был одинок… Запоздалое сожаление и тяжёлая странная грусть, как в те давние годы, сдавили грудь…»

Да, Юрка, видно и правда — явился ты на Землю, из какого-то загадочного подземного царства, где вокруг – обломки чёрных скал, обожжённые в подземном горниле,
… и где дышит жар раскалённого озера, а на базальтовых стенах играют отсветы адского пламени и расцветают каменные цветы…
… И стелется первозданный, чёрный дым…
… и горят красные огни в задумчивых глазах сидящего молодого Демона… — в твоих глазах, Юрка …

Туда ты, видимо, и вернулся…

И, как бы подтверждая эти мысли, вдруг донеслись из комнаты моего юного сына слова какой-то новой, неизвестной мне ранее, песни:
«а знаешь, как мне в небесах,
ты видишь нас с тобой во снах,
ты любишь несколько кассет,
ты помнишь, что меня здесь нет.

Всё бы было лучше и как будто бы пустяк,
Всё бы было проще, если б не был я дурак,
всё бы было легче — был бы я сейчас с тобой,
всё бы было проще — был бы я сейчас живой…

Вот это да! Да это ведь о нас с тобой песня! Ах, если бы ты мне хоть какую-нибудь весточку прислал…
Напиши мне, а? Или пришли «эс-эмэску»?!
Или приснись…

Ты ведь уже не раз мне снился с того момента, как…

После того, как я узнала об этом…
Мы с братом тогда специально приехали на машине к твоему дому.
Когда я поднялась на ваш этаж и постучала, мне никто не открыл. Соседи (молодая пара) выглянули и сказали, что квартира продана другим, а Юра погиб…
Они дали мне телефон нашего одноклассника, от которого я, в общем-то, тоже ничего толком не узнала.

И вот тогда ты мне и приснился. Было очень хорошо и совсем не страшно. Мы с тобой сидели в низенькой землянке – там, где, видимо, ты сейчас «обитаешь»…
Мы сидели, тесно прижавшись друг к другу на земляной узкой и низкой скамейке… Ты положил руку мне на плечо, нам было хорошо… и мы почти без слов понимали друг друга…

О чём-то мы, вообще-то, говорили – совершенно незначительное, но главным было не это, а ТО, что нам было хорошо вдвоём… (как когда-то раньше…)
Потом ты решил показать мне окрестности, и мы пошли…
Вокруг были облетевшие голые, но ещё не покрытые снегом, кусты, деревья, какой-то редкий лес – наверное, была поздняя осень…

Что интересно – у тебя было небольшое собственное хозяйство: тощий-претощий чёрный поросёнок-подросток с длинной мордой и несколько чёрных куриц, с ожесточением разгребающих длинными тощими ногами перину опавшей, пожухлой листвы…

ТЫ, смеясь, показывал мне их: тебя, по всей вероятности, не очень заботило, сыты ли они, где и как находят себе пропитание, ночлег и пристанище…
Странные чёрные животные, странный голый лес и чёрная землянка…
Может быть, это было именно ТО МЕСТО, где ты обрёл свой покой навсегда?…

Странная песня, которую я услышала впервые ИМЕННО СЕГОДНЯ, СЕЙЧАС, когда решила наконец-то, написать о ТЕБЕ…, ТЕБЕ (хотя давно уже собиралась это сделать), зазвучала снова:
«… а помнишь, как любили мы
на звезды взгляды класть свои…
Я понял, как тебя любил,
я верил, но не сохранил.

Всё бы было лучше, и как будто бы пустяк,
всё бы было проще, если б не был я дурак,
всё бы было легче - был бы я сейчас с тобой,
всё бы было проще - был бы я сейчас живой.

… Однажды я к тебе вернусь,
бумажным змеем прилечу,
а может, в образе звезды,
узнаешь это только ты.

Да, Юрка, когда-нибудь мы, конечно же — встретимся с тобой…
А пока в образе звезды или бумажным змеем ты прилетай ко мне…
Я плачу сейчас и пишу…
Началась Крещенская неделя, а на Крещенье, говорят, небеса открываются, и миры становятся ближе…
Наши с тобой миры сейчас совсем рядом, и ты наверняка слышишь меня, читаешь мои мысли, читаешь мой рассказ о тебе.

… И у меня стало светлее и легче на душе, как будто камень с неё свалился, и как будто, мы поговорили с тобой!

О! А вот мобильник «дилинькнул» – сообщение пришло!
… Уж не от ТЕБЯ ли?!
Сейчас посмотрю…

Марина Дудина-Гришко

0

101

http://s002.radikal.ru/i200/1002/01/fe7939a45520.jpg

0

102

недавно прочитала Танит Ли  "Серебряный любовник"  сам сюжет так себе. Но вот в конце есть такая фраза произнесенная девушки, которая знает что её любимый умрёт - "Живи и я буду жить вместе с тобой"

0

103

lili написал(а):

"Живи и я буду жить вместе с тобой"

А если нет, то что?

0

104

Шампанская написал(а):

А если нет, то что?

разверни свой вопрос

0

105

lili написал(а):

Но вот в конце есть такая фраза произнесенная девушки, которая знает что её любимый умрёт - "Живи и я буду жить вместе с тобой"

Ну вот как я поняла - девушка хочет, чтобы ее любимый был жив и жить с ним - это понятно. А если его не станет? Фраза ее звучит как "Если ты будешь жив, то я буду с тобой, а если тебя не станет - ну что ж... Не судьба". Как-то так.

0

106

Шампанская написал(а):

А если его не станет? Фраза ее звучит как "Если ты будешь жив, то я буду с тобой, а если тебя не станет - ну что ж... Не судьба". Как-то так.

в жизни так бывает, что не всё делается, так как хочется. И в данном случае он всё равно умрёт, хотя и хочет жить. Но дело в том, что она то тоже хочет умереть вслед за ним. Но если у него без выходная ситуация, то у неё есть выбор. И он ей предлагает жить и за себя и за него.

0

107

lili
Аааа, так это парень сказал девушке, а не девушка парню... Меня сбила ошибка в слове "девушки". :)

0

108

Шампанская написал(а):

Аааа, так это парень сказал девушке, а не девушка парню... М

есть такой грех. Часто путаю в окончаниях и и е.

0

109

Тогда да.. Ето Любовь)

0

110

Не смогла без слез.

+1

111

Ты наверное не сможешь

0

112

0

113

я его где-то уже видела

0

114

Немножко другая история, но не знала, куда ее приткнуть, а увековечить на этом форуме ее хочется.

***
Ситуации, подобные той, в которую попала Наташа, происходят настолько часто, что удивительно, отчего девушки до сих пор воспринимают их, как конец света. На седьмом месяце беременности она всего-лишь высказала свое недовольство будущему отцу ее ребенка. Причина была пустяковая, что-то насчет запаха спиртного и чьих-то длинных белых волос на рубашке. Оскорбленный таким недоверием, молодой человек хлопнул дверью, оставив после себя долг за съемную комнату, синяк под глазом и пластмассовое колечко, меняющее цвет «Под настроение» — в знак вечной любви, оказавшееся символом их отношений.

Первый день Наташа горько плакала. Не столько от неизвестности ближайшего будущего, сколько от слов родной матери, что торжествующе кричала из динамика сотового телефона. Матушка упивалась от собственного дара ясновидения — мальчик оказался сволочью, кобелем, безответственной… ну и так далее. Наташа теперь должна была привыкать к статусу «Брошенка», «Мать-одиночка», а судьба ребенка «безотцовщины» по мнению мамы была предрешена — либо тюрьма, либо смерть от алкоголизма, либо все вместе.

Лежа в палате рядом с крохотным сыном Наташа беззвучно роняла слезы на простыню и улыбалась. Было тепло, словно кто-то укутал ее пуховым одеялом. Все уже закончилось. И страшная боль, отупляющая, выкручивающая тело и душу наизнанку и окрики акушерки «Под мужиком не орала и тут не ори», звенящие в холодной кафельной операционной. Если какие грехи на ней и были, искупила она их за эти двадцать минут сполна. Наташа осторожно коснулась губами лобика малыша. Спустя пару минут она провалилась в сон.

«Какая же я счастливая!» — думала Наташа, слушая пьяные крики новоиспеченных отцов под окнами палаты. Соседки поднимали детей перед окном, мужики вопили и уходили в неизвестность, окончательно провожая свободу. Мамы ревели от обиды, считая не отвеченные вызовы и прижимая крох к растрескавшимся соскам. Наташа покачивала сына на руках, смотря в разъезжающиеся глазенки и блаженно улыбаясь.

Из роддома ее забрал отец. Всю дорогу до его дома они ехали молча. Возле подъезда она обернулась к нему.

— Почему?

— Потому что у меня есть дом.

— Пытаешься искупить?

— Пытаюсь помочь.

«Как странно» — подумала Наташа, укладывая сына в кроватку — «Убежал муж, нашелся отец».

Квартира была вычищена по-холостяцки. Отмытые полы, пыль на полках. Протирая серый слой перед рядами детективов она размышляла о мужчинах. «Почему они верны друзьям, но не женам? И почему надо отдавать в армию здоровых, чтобы их убили, а слабых и больных оставляют «на потомство»? Почему они кичатся тем, что не плачут, но не стыдятся того, что причиняют боль?»

Отец укачивает внука. Квартира завалена погремушками, машинками и детскими вещами. Наташа принимает все. «Ты меня простила?» — как-то раз спросил отец. «А ты мне ничего плохого и не делал» — ответила она.

Влажные руки держат горячее тельце. Малыш хрипит, его дыхание жаром обдает заплаканное лицо Наташи. От страха колет под грудью, голова не соображает. Отец собирает сумку в больницу. Он кладет распашонки, подгузники, фрукты воду, кремы, зубную щетку — даже ее женские гигиенические принадлежности аккуратно завернуты в непрозрачный пакет. Уже потом, через пару дней, в больничной палате, перебирая вещи она первый раз благодарит отца за холодный разум и отсутствие эмоций, понятия не имея, что тот двое суток ревел над пустой детской кроваткой и клялся Богу, каясь во всех грехах.

Они живут вместе. Сын растет. Отец — «Арин Родионович», по определению Наташи, водит внука в художественную школу и учит ездить на двухколесном велосипеде. Однажды они приходят домой, сын держится за разбитую коленку и ревет. «Терпи! Мужчины не плачут!» говорит отец и Наташа, стоя на кухне, зажимает себе ладонью рот. «Только не так! Не превращай его в очередное бездушное животное! Не делай из моего сына чудовище!». Паника волнами поднимается от сердца, застревая комом в горле.

— Деда, совсем никогда? — раздается заплаканный голос сына

— Нет конечно, только на людях! — отвечает отец — Мы же не роботы бездушные!

0

115

читала на Одноклассниках

0

116

"Что может быть интимнее секса?
Один плеер на двоих. Одна музыка.
Его взгляд на тебя, когда ты спишь...так безоружно, ненакрашено, неконтролируемо.
Сплетение пальцев. А еще неповторимое: "Эту книгу ты читаешь? На какой сейчас странице?" и твоя книга в его ладонях.
Вопрос "Что тебе снилось вчера?" и ответы на подобные вопросы.
"А откуда у тебя этот шрам?" - это интимнее чем взгляд на грудь.
Когда он допивает твой остывший чай.
Когда ты сидишь за его компьютером.
Когда вы рассказываете друг другу истории из детства.
На свете есть столько вещей, интимнее секса.
А переспать, в сущности, можно с каждым"
© Александра Давыдова

0

117

в наше время именно так

0

118

Однажды человек пришел к мудрецу за советом.
- Мы с женой уже давно не испытываем прежних чувств друг к другу! Наверное, я просто ее больше не люблю, да и она, боюсь, меня тоже. Что делать?

- ЛЮБИТЬ ЕЕ!

- Но я же говорю, никаких чувств не осталось!

- ЭТО ХОРОШИЙ ПОВОД, ЧТОБЫ ЛЮБИТЬ ЕЕ!

- Но как же любить, если не любится?

- СЛУЖИТЬ ЕЙ! СЛУШАТЬ ЕЕ! ЦЕНИТЬ ЕЕ! СОПЕРЕЖИВАТЬ ЕЙ!
ЖЕРТВОВАТЬ РАДИ НЕЕ СОБОЙ! ДЛЯ ПОДЛИННОЙ ЛЮБВИ НЕТ НИКАКИХ ПРЕГРАД! ИБО глагол "ЛЮБИТЬ" - означает не ЧУВСТВО, а ДЕЙСТВИЕ.

0

119

lili написал(а):

- СЛУЖИТЬ ЕЙ! СЛУШАТЬ ЕЕ! ЦЕНИТЬ ЕЕ! СОПЕРЕЖИВАТЬ ЕЙ!
ЖЕРТВОВАТЬ РАДИ НЕЕ СОБОЙ! ДЛЯ ПОДЛИННОЙ ЛЮБВИ НЕТ НИКАКИХ ПРЕГРАД! ИБО глагол "ЛЮБИТЬ" - означает не ЧУВСТВО, а ДЕЙСТВИЕ.

В приказном порядке.

0

120

Княжна
где ты приказ увидела? Это скорей обязанность. Или даже если быть точней - долг. Нравственный.

0